Пьянство — порок или образ жизни?

Пьянство — это не только порок общества на современном этапе развития, это болезнь, существование которой сами «больные» не осознают.
В Колпенском сельском клубе, где состоялось выездное заседание суда, полумрак — в этот день где-то неподалеку велись работы по ремонту линий электропередачи. По стёклам окон стекали капли дождя, будто где-то там, в небесной канцелярии, кто-то оплакивал ещё одну заблудшую душу. Но пробивающегося света было достаточно, чтобы рассмотреть каждого участника процесса. Перед началом заседания обвиняемый улыбается и тихо перешептывается с сожительницей. Кроме девушки поддержать его пришли только брат и друг.

Пьянство — это не только порок общества на современном этапе развития, это болезнь, существование которой сами «больные» не осознают.
В Колпенском сельском клубе, где состоялось выездное заседание суда, полумрак — в этот день где-то неподалеку велись работы по ремонту линий электропередачи. По стёклам окон стекали капли дождя, будто где-то там, в небесной канцелярии, кто-то оплакивал ещё одну заблудшую душу. Но пробивающегося света было достаточно, чтобы рассмотреть каждого участника процесса. Перед началом заседания обвиняемый улыбается и тихо перешептывается с сожительницей. Кроме девушки поддержать его пришли только брат и друг.

Из зала суда


 Как отец…


Сколько себя помнили мальчишки, приходя домой после уроков или просто с улицы, где весело бегали с соседскими пацанами, они практически всегда видели одну и ту же картину: отец в пьяном угаре брался за воспитание близких, “строил” всех, начиная от жены и заканчивая ими, детьми. Всё как всегда — сначала бутылка вина, а потом скандал и побои, бегство родных куда глаза глядят и блуждание по ночным улицам до тех пор, пока тиран не заснёт крепким сном. Синяки и обиды сменялись недолгим просветлением в глазах близкого человека, а затем, как только в руках отца появлялась рюмка, кошмар возвращался. И так изо дня в день, из года в год.
И они начали приспосабливаться. Мать запивала вместе с отцом, составляя ему компанию. Свою многодетную семью, заботы о воспитании детей она оставила бабушкам и сердобольным соседкам, которые, видя, что творится, хоть изредка подкармливали ребятишек. До учёбы ли им было? Конечно же, нет. Улица заменила детям семью, водка и вино приносили пусть и недолгое, но ощущение свободы, самоуважения, своей причастности к взрослой жизни. Учителям приходилось очень стараться, чтобы дать хотя бы минимум знаний, необходимый каждому человеку, — научить читать, писать, считать. Чем старше становились ребята, тем больше перенимали родительский опыт, даже не осознавая этого.
Проходит 20 лет. Они совершенно забыли, что значит быть избитыми, забыли, как обидно слышать от родного человека угрозы, оскорбления, испытывать животный страх и боль от побоев. Сейчас им это не грозит. Ведь именно такой образ жизни они выбрали теперь для себя и своих близких. Как их отец… Теперь у них одна накрепко скованная цепочка событий: случайный заработок, расчёт “жидкими” деньгами, скандал в доме, воспитание кулаками, вмешательство милиции.


Алкоголиком себя не считаю


В Крупейском сельском клубе, где состоялось выездное заседание суда, полумрак — в этот день где-то неподалеку велись работы по ремонту линий электропередачи. По стёклам окон стекали капли дождя, будто где-то там, в небесной канцелярии, кто-то оплакивал ещё одну заблудшую душу. Но пробивающегося света было достаточно, чтобы рассмотреть каждого участника процесса. Перед началом заседания ответчик улыбается и тихо перешептывается с сожительницей. Кроме девушки поддержать его пришли только брат и друг.
Ю.В. Крикун, председатель суда Лоевского райоа, открывает заседание. В ходе процесса озвучиваются материалы дела о направлении на принудительное лечение от алкогольной зависимости Андрея Михайловича Быстракова, 1985 года рождения. Он официально нигде не работает, проживает на территории Колпенского сельского Совета без прописки.
Ходатайство Лоевского РОВД о направлении на принудительное лечение подтверждает участковый инспектор А.П. Михальченко. Александр Петрович кратко и лаконично характеризует ответчика:
— Сообщения о том, что Андрей Михайлович устраивает дома скандалы, поступают в райотдел часто — 12 выездов зафиксировано протоколами за 2008 год. С ним неоднократно проводились профилактические беседы, семья находится под постоянным контролем, но эффективности воздействия эти меры не приносят. Пока ответчик находится в трезвом состоянии, он адекватно воспринимает окружающую действительность, осознаёт, что может подвергать опасности жизнь людей, живущих рядом, и раскаивается в пьяных дебошах. Но как только выпьет, поведение становится неадекватным, а следовательно, совершаются правонарушения.
— Быстраков, Вы согласны с ходатайством РОВД? — звучит закономерный вопрос председателя суда.
— Не, — Андрей Михайлович пытается скрыть беззаботную улыбку. — Разве я виноват в том, что выпивший пришёл, поругался с ней, а она сразу же милицию вызывает. Когда трезвый ругаюсь, она не бросается к телефону.
— Наверное, трезвый Вы себя больше контролируете?
— Да.
— Врач-нарколог утверждает, что с медицинской точки зрения у Вас прогрессирует алкогольная зависимость. Вам предлагали добровольно пройти курс лечения?
— Да. Я отказался, потому что алкоголиком себя не считаю. Зачем лечиться? Я то пью, то не пью.


Решение суда однозначное — ЛТП


Судья целенаправленно рассматривает все собранные документы по данному делу, требует объяснений либо подтверждений показаний. И вот слово предоставляется помощнику прокурора района А.А. Леончику. Андрей Александрович напомнил присутствующим о том, что в нашей стране принят закон о принудительном направлении на лечение от алкогольной зависимости и необходимости его неукоснительного выполнения в целях профилактического оздоровления общества. Учитывая тот факт, что Андрей Михайлович Быстраков неоднократно привлекался к административной отвественности за правонарушения, совершенные в состоянии алкогольного опьянения, заключение врача-нарколога о необходимости в принудительном лечении, у суда есть все основания для направления подсудимого в лечебно-трудовой профилакторий сроком на 12 месяцев.
За те несколько минут, пока председатель суда удалился из зала для принятия окончательного решения, сожительница “героя дня” успевает высказать своё недовольство участковому: “Что, Вы только нас видите? Другие тоже пьют, Вы ж их не забираете в ЛТП!”. Милиционеры к таким репликам привыкли, поэтому общаются с девушкой спокойно, корректно отвечая на вопросы. А вот со стороны обывателя это выглядело по меньшей мере странно. Ведь когда Андрей Быстраков напивался и буянил, она искала защиты именно у милиции, а теперь жалко сожителя стало? Что тут скажешь…
Что ж, решение суда никого не удивило: ходатайство РОВД удовлетворено — А.М. Быстраков будет направлен на принудительное лечение в ЛТП сроком на 12 месяцев.


Послесловие


Закончен суд. Расходятся участники, что-то обсуждая между собой. Андрей с сожительницей дружно потопали подальше от клуба. А вот брат с другом постояли ещё немного у дороги, видимо, ожидая, когда отъедет машина с сотрудниками РОВД, и направились не куда-нибудь, а в магазин через дорогу. Хочется верить, что не за очередной порцией “зелья”, чтобы “морально поддержать” близкого человека. Может, когда-нибудь они всё же поймут, что водка до добра не доводит и жизнь легче не делает…
По дороге в горпоселок в разговоре с Ю.В. Крикуном на злободневную тему мы пришли е общему мнению, что большинство преступлений и правонарушений свершаются именно в нетрезвом состоянии. И это неудивительно, ведь уже давно наукой доказано, что алкоголь способствует происхождению в организме человека различных химических реакций, вызывая, кроме нарушения координации движений, повышенную возбудимость нервной системы, агрессивность, неадекватность поведения и т.д.
Пьянство — это не только порок общества на современном этапе развития, это болезнь, существование которой сами «больные» не осознают. Участники выездного судебного заседания могли убедиться в этом ещё раз. Молодому человеку врач-нарколог, на учёте у которого А. М. Быстраков стоит с декабря 2007 года, предлагал добровольное лечение от алкогольной зависимости, заключающееся в стационарном лечении в течение 10 дней с последующим бесплатным кодированием. Но что сказал ответчик? «Алкоголиком себя не считаю!». Тем не менее, на уровне подсознания всё же понимает, что будь он в трезвом состоянии, домашние размолвки никогда не превратились бы в дебош и кулачное «воспитание». Сейчас у него будет время подумать более детально над своим поведением и над тем, насколько необходимо спиртное в его повседневной жизни.
А практика проведения выездных заседаний будет продолжаться и дальше. Осуждение общественности может стать тем порогом, за которым человек осознает, что дальше так жить нельзя, что свои отношения к жизни нужно менять кардинально.


Людмила Кравцова.


Информация в тему:


Бытовые скандалы — почва для преступлений!


Бытовая преступность — это преступления, совершенные самыми близкими для каждого из нас людьми: отцом, матерью, сестрой, братом, соседями. Семейно-бытовые отношения, как правило, скрыты от посторонних глаз. Они становятся достоянием гласности и заканчиваются наказанием только тогда, когда постоянные скандалы в семье выливаются в трагедию. Зачастую же семейным дебоширам удается уклоняться от ответственности, благодаря «отступным» действиям пострадавших членов семьи.
Причиной семейно-бытовых правонарушений и преступлений, в первую очередь, является пьянство, которое принимает все более угрожающие масштабы. Только представьте себе, что за прошлый год в Гомельской области выявлено и пресечено 5168 фактов незаконной реализации алкогольной продукции и нарушения антиалкогольного законодательства; изъято 53927 литров спирта, спиртосодержащих жидкостей и иных фальсифицированных спиртных напитков, а также 266600 литров самогона и самогонной браги; прекращено функционирование 12 «мини-заводов» по изготовлению самогона; направлено в ЛТП 706 хронических алкоголиков (большинство из которых — семейные скандалисты), из них 146 женщин.
Что говорить, если в нашем районе с начала текущего года на принудительное лечение в ЛТП уже направлено четыре человека — А.В. Гуринович, житель д. Ручаевка, П.И. Гуринович, житель горпоселка, Ю.А. Майоров, житель д. Городок, и М. Н. Мельник, жительница горпоселка. В едином государственном банке данных о правонарушениях числится 20 семейных скандалистов, среди которых можно назвать А.Н. Андреевца и Н.Д. Долбенко, механизатора и водителя ОАО «Лоевский Агротехсервис», А.П. Берлина, водителя КЖУП «Лоевский райжилкомхоз», нигде не работающих В.В. Пикуса, А.А. Аксенова, И.А. Макарова. Это, как видно, далеко не полный список дебоширов и пьяных скандалистов, но, согласитесь, цифры и факты говорят сами за себя — пьянство в современном обществе приобретает грандиозные масштабы, несмотря на принимаемые меры и профилактические мероприятия.
Хочется подчеркнуть, никакие усилия не помогут милиции наладить в семьях скандалистов покой и нормальные отношения, если люди не захотят этого сами. Именно поэтому преодолеть ситуацию, которая сложилась в сфере семейно-бытовых отношений, можно только совместными скоординированными действиями общества и правоохранительных органов. При этом у каждого человека должны быть стремление к здоровому образу жизни, личная заинтересованность плюс активное участие в общественной жизни.


Ю. Наркевич, начальник отделения профилактики охраны правопорядка РОВД.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.