Дочки-матери

История из жизни


— Не давай дочери «садиться тебе на голову», — пыталась говорить с Ниной соседка Валентина. — Я вижу, что она становится неуправляемой. Если сейчас не «подкрутишь гайки», потом наплачешься с ней. Так что бери в ежовые рукавицы и проучи Ирину ее же методом.

История из жизни

— Не давай дочери «садиться тебе на голову», — пыталась говорить с Ниной соседка Валентина. — Я вижу, что она становится неуправляемой. Если сейчас не «подкрутишь гайки», потом наплачешься с ней. Так что бери в ежовые рукавицы и проучи Ирину ее же методом.

История из жизни


Переходный возраст ребенка — проблема многих родителей. Настигла она и Нину, когда ее дочери Ирине исполнилось 15 лет. На каждый вопрос матери у нее всегда был один и тот же ответ — потому что…


— Почему ты пропустила урок русского языка?


— Потому что…


— Почему не ходила в музыкальную школу?


— Потому что…


Разговор в таком тоне стал настораживать Нину. Ведь она сама педагог и всегда была сторонником гуманных методов воспитания. И в основе их лежал главный принцип — «Детей бить нельзя». Но в данной ситуации женщине хотелось взять ремень и поучить дочь уму-разуму. Хотя сама понимала, что это всё бесполезно. Ведь как гласит народная мудрость, дитя нужно учить, пока оно поперек лавки лежит. А Ирина, слава Богу, уже не грудной ребенок, поэтому метод кнута и пряника применять уже поздно. Казалось бы, поговорить с девочкой можно, но душеспасительные беседы тоже не помогают. Не зря говорят, что воспитанием детей должны заниматься оба родителя. Нине в этом не повезло. «Любимый» муж когда-то бросил ее с маленьким ребенком на руках и ушел к другой. Вот так и выпало из жизни Ирины отцовское воспитание.


— Не давай дочери «садиться тебе на голову», — пыталась говорить с Ниной соседка Валентина. — Я вижу, что она становится неуправляемой. Если сейчас не «подкрутишь гайки», потом наплачешься с ней. Так что бери в ежовые рукавицы и проучи Ирину ее же методом.


Нина не уверена была, что что-то может еще помочь, но сам случай помог все же попробовать. Как говорится, попытка не пытка.


— Мама, мне нужна новая шубка, — просьба Ирины больше была похожа на приказ.


— Мы же в прошлом году купили тебе дорогую дубленку, — возмущенно произнесла мать.


— Дубленки уже никто не носит, из моды вышли.


— Нет, — как можно тверже сказала Нина. — За модой никогда не угонишься, а каждый год покупать шубки, куртки и пальто для нас очень накладно.


— Почему? — еще более настойчивым тоном спросила Ирина и не заметила, как угодила в собственную ловушку.


— По-то-му что, — по слогам выговорила мать, чтобы лучше дошла аргументированность ее ответа, а для пущей убедительности повторила, — Потому что!!!


Ира фыркнула, показав этим, что ответ матери ей не понравился, и ушла в свою комнату. Мысли о дочери никак не покидали Нину. «Что с ней происходит в последнее время? Раньше никаких проблем не было. Мы всегда с ней отлично ладили. А сейчас какая-то стена выросла или даже колючая проволока, которую нельзя преодолеть. Всё навалилось сразу: и в школе у нее проблемы, и дома вся замкнутая, не разговаривает со мной…».


— Мам, дай денег, — прервала мысли Нины дочка. — Я хочу кофточку купить, как у Светки.


— У тебя своих вещей полный шкаф, вот только кофточки и не хватает. Перебьешься.


Реакции Ирины мать даже не удивилась — привычное фырканье и громкий стук дверью. Но Нина уже не выдержала и решила последовать совету соседки — «подкрутить гайки» дочери.


— Так, больше никаких гулянок. Сидишь дома и учишь уроки, — зайдя в комнату вслед за Ирой, строго произнесла Нина. — А не то, вообще под замок посажу.


— Почему?


— Потому что, — спокойно произнесла Нина. — Исправишь все двойки, потом поговорим.


Ира в ответ ничего не сказала, а просто натянула на уши наушники и стала наслаждаться любимой музыкой. В субботу вечером Ирина, не спросив разрешения и даже ни слова не сказав маме, ушла гулять. «Ну что с ней делать? — думала Нина. — Как еще воспитывать? Наверное, с меня плохой педагог, раз не могу «переломить» характер одного ребенка, не говоря уже о двадцати, с которыми приходится работать каждый день… В чем причина ее такого поведения? А может в ком? Ведь в ее возрасте девочки влюбляются…».


В дверь позвонили. Открыв, Нина увидела дочь всю в слезах. Ничего не сказав, та направилась в свою комнату. «Нет, так дальше продолжаться не может,» — сама себе сказала Нина и решительно зашла вслед за дочкой. Ира лежала на кровати, уткнувшись в подушку, а рядом — разбросанные обрывки фотографии. Мать обняла Иру за вздрагивающие плечи и шепнула: «Не плачь… Он не стоит твоих слез…».


Девочка повернулась к матери и удивленно спросила:


— А ты откуда знаешь про него?


— Я ведь твоя мать. Кому знать, как не мне?


Ира уткнулась носом в мамино плечо и еще больше зарыдала. Как маленького ребенка, мать ласково погладила дочку по голове и снова повторила: «Он не стоит твоих слез».


— Мама, я всё поняла, я обязательно исправлюсь. Только ты не уходи. Побудь со мной.


Нина еще крепче обняла свою дочь, и по ее щекам покатились слезы… Слезы счастья.


Записала Алла ГОЛИК, «ЛК».

Добавить комментарий