Деревня Новокузнечная Лоевского района в лицах

DSCF2855Белорусская деревня — это страдальческая судьба, история, эпоха, люди. Для каждого из нас малая родина самая милая, светлая, добрая. И люди тоже необыкновенно родные, приветливые, сердечные. И это так! Люди — главная ценность белорусской земли.

ИЗУЧАЯ ТОПОНИМИЮ

Среди леса, словно играя в прятки, тихо стареет, но уверенно держится маленькая деревушка Новокузнечная. До 1938 года её называли Шеей, что обозначало узкую полоску земли в лесу, хотя некоторые утверждают, что это было связано с перешейком между болотами. В начале прошлого века здесь крепко стояли 15 дворов, где проживало 83 человека, и считали они свое селение хутором. После восстановления советской власти многое изменилось в жизни крестьян. Трудились люди сообща, болели за общее дело, точней сказать, были кузнецами новой жизни, поэтому и переименовали хутор в деревню Новокузнечная. Но есть и другое предположение: в 30-е годы, когда здесь обосновалось на постоянное место жительства более 300 человек, колхозниками была поставлена новая кузница, мастерская с горном для ручной ковки металла и для подковывания лошадей. Она снабжала необходимыми орудиями труда всех сельчан, и работа кузнеца считалась самой почетной и уважаемой. Именно в это время местные власти приняли решение поменять название селения.
К огромному сожалению, не осталось уже старожилов, кто бы мог рассказать о становлении населенного пункта, но 20 человек, живущих здесь, сплотились воедино и стараются помогать друг другу. Удивительно, но все они добрейшие хлебосольные люди, интересующиеся происходящим во всем мире, умеющие ценить прошлое и каждое мгновение настоящего. С удовольствием они делились воспоминаниями своих родителей, знакомых и скупо рассказывали о себе…

Инесса Ивановна ЕРОМЧИК

DSCF2814…переселилась сюда 57 лет назад, когда вышла замуж. Всё вокруг сразу стало родным: и живописные окрестности, и приветливые люди. Сельчане тоже прониклись к этой женщине уважением, ведь она интересный собеседник, душевный советчик и трудолюбивый человек. Работая в сепараторном отделении, сберкассе, на почте, она всегда стремилась выполнять порученное дело качественно, никогда не подводила тех, кто рядом. Все в округе знали, какие замечательные стихи пишет простая крестьянка, как по крупицам пыталась восстановить историю родной деревни. Дочь и сын, трое внуков гордятся своей мамой и бабушкой и бережно хранят её награды: грамоты и благодарности. Инесса Ивановна рассказала нам, что в их селении в далёком прошлом жили в основном поляки, зажиточные, чистоплотные, трудолюбивые. Только вот местных крестьян они не особо почитали. Но со временем всё перемешалось, а вот скрупулезность, стремление к уюту и чистоте у людей остались до сих пор. С радостью рассказала женщина о землячке, заслуженном деятеле культуры Беларуси, которую знают и почитают не только в нашей стране, но и далеко за её пределами.

Раиса Артемовна ТЕМЛЯК

DSCF2830…родилась после войны, выросла в Тростянце. В 1968 году купили они с мужем в Новокузнечной себе маленький домик, отстроили. Трое их детей бегали по лесным просекам, купались в копанке за селом, которую вырыл и почистил в своё время Шура Малаховский. И настолько полюбили они людей, каждый клочок земли, что и речи никогда не шло о переезде.
Работала женщина в полеводческой бригаде. Как здорово было сесть на машины, положить грабли в уголочек кузова и, подхватив напев местных певуний, ехать на сенокос. А во время обеда многие колхозницы аккуратненько отделяли от своего скромного обеда маленький кусочек сала и краюшку хлеба, чтобы вечером передать детям «от зайчика». «Наши сельчане всегда были очень дружными, умели и трудиться, и отдыхать, — вспоминает Раиса Артемовна. — С размахом в селе всегда праздновали родины и крестины, ведь это настоящее счастье, когда на свет появляется маленький человечек, благословляемый Богом. Бывало, посадят бабу новорожденного в тачку или на тележку и под мелодичный перестук ложкарей и пение женщин по всей деревне прокатят! Ну а вечером у костра пели, плясали, прыгали через огонь… Шумно было и очень весело.

Валентина Георгиевна РОГОВСКАЯ —

1367566476_img_9541…отличник культуры СССР, кавалер российского ордена Ломоносова и Святой равноапостольной княгини Ольги и ордена Святой Ефросиньи Полоцкой, победитель республиканского конкурса «Женщина года-2012» в номинации «За верность и преданность профессии». Живет она в Гомеле, но всем сердцем прикипела к местам, где прошло ее детство, где пришлось пережить множество испытаний. Мы разыскали воспоминания В.Г. Роговской, записанные журналистами «Гомельской правды» Натальей Пригодич и Ниной Злыденко.
«Мой отец работал директором школы, но в 1937 году его арестовали за письма в Польшу родному брату и прослушивание по приемнику польских радиопрограмм. К слову, в нашей деревне Новокузнечная жило много католиков, и отец — не единственный репрессированный, всех было человек 20 с польскими фамилиями». Читая воспоминания, мы узнали, что Валентина Георгиевна хорошо помнит 41-й год, хотя ей тогда было только 5 лет. Не может забыть она родную ольху, что росла на их огороде, и раненых окровавленных солдат. Рассказывала В.Г. Роговская о своём однокласснике, Женьке Шелюто, который прекрасно знал математику и помогал одноклассникам на выпускных экзаменах. Он поступил в Ленинградское авиаморское училище, летал на реактивных самолетах и садил их на корабли — наши первые авианосцы.
Являясь дочерью «политического заключенного», Валентина Роговская долго еще ощущала на себе эту «печать». Но, как ни странно, ее приняли в комсомол, и она поступила в институт. Возможно, помогло то, что ее родной дядя по материнской линии был партизаном, да и они с мамой всю войну пробыли в партизанском отряде. Фашисты зверски расправились с женой её дяди и маленьким сынишкой. Над ними долго издевались, потом оглушили мальчика прикладом, бросили матери на грудь и прикололи штыком. Две недели они так и лежали в лесу.
В.Г. Роговская гордится своей сожженной и восставшей из пепла деревней и преклоняется перед ее людьми.

Нина Ивановна ШАТИЛО,

DSCF2850…приглашая нас в дом, тихо произнесла: «Мы — дети войны, наши судьбы схожи, ну а деревня всех связала и сроднила. Пережили мы голод, холод. И вспомнить-то больше нечего. Многие местные жительницы поддерживали связь с партизанами, где находились их братья, дети, мужья. Однажды, возвращаясь из леса, к нам зашла моя тетя Алеся Демиденко, первая связная отряда. В деревне в это время искали партизан. Алесю бабушка провела до жита, чем спасла ей жизнь. А вот нам пришлось туго: деду дуло в рот направляли, а нас, перепуганных до смерти, посадили на воз и отправили на Брагин, ведь там находилась фашистская комендатура. За любые подозрения в связи с партизанами или пособничестве им люди проходили нечеловеческие издевательства. Нам просто повезло, что остались живы. Возможно, дошли до сознания полицая, который вёз нас, слова его матери: «Не бери, сынок, грех на душу!».
К слову сказать, многие земляки прошли ужасающие метры под мостом на въезде в Брагин. Именно там чинили свои зверства фашисты из комендатуры. Вначале люди рыли ямы, потом их ставили на краю и стреляли. В такой мясорубке пришлось побывать бабушке М.А. Темляк. С содроганием и болью рассказывала она своей внучке, что пришлось пережить в минуты, когда падала в эту яму и долго лежала под трупами. Страх на долгие годы запечатлелся сединой на ее волосах после этих событий.

Раиса Ильинична КАЦУБО

aqw1…родилась в многодетной семье в Кривине. Не знает она своего отца, ведь была ещё совсем крохой, когда он ушел на фронт. Долго хранила мама письма, в которых боец рассказывал об успехах на передовой. Мечтал он увидеть своих 4 детей, жену, но не дожил 9 дней до долгожданной Победы и похоронен в Калининграде.
Работала Раиса в колхозе, воспитывала детей. Муж помогал по хозяйству, успевал везде и всюду. Но судьба не дала вдоволь насладиться счастьем, и вот уж 19 лет она вдова. Быстрая, энергичная, трудолюбивая, она всегда находила время для родных и соседей, благодарила Всевышнего, что живут все под мирным небом. В их селе в то время в каждой семье было по 3-5 детей. И у многих во дворах красовались мотоциклы: «Восход», «Минск» и, предел мечтаний, «Ява». Родители воспитывали сыновей и дочерей в строгости, но парни ночью умудрялись тихонько выкатить технику подальше от дома, чтобы с ветерком прокатиться по соседским деревням в поисках невест и приключений. «Сейчас, — утверждает женщина, — у нас звенящая тишина. Прошло то время, когда бежали школьники по улице или к домам подъезжал автобус, чтобы завезти подростков в школу. Последние ученицы Новокузнечной Анечка Шумигай и Ксюша Липская уже имеют высшее образование, у одной из них есть дочь». И только в выходные дни спешат пенсионерки на улицу, повязав нарядные платочки, встречать детей и внуков. В такие минуты снова наполняется округа смехом и радостным настроением.

Между прошлым и будущим

DSCF2843Как же интересно было беседовать с жителями Новокузнечной. Они, словно живая история, говорили и показывали: «Вон там, вдалеке, находилась кузня, а между этими деревьями был клуб. Ой, какой красивый магазин нам тогда построили, и все-то на виду, и такое вкусное! А на месте ёлочки раньше стояла школа. Только вот баня была далековато…» И глаза женщин, устремленные в прошлое, горели от приятных воспоминаний. Увы, сегодня пустеют дома, не слышно детского смеха, только шуршание шин напоминает о том, что где-то стремительно пролетает жизнь. А они будто остановились между прошлым и будущим. Страшно думать, что со временем родная Новокузнечная превратится в лесную чащу, куда будут ездить дачники за грибами. Только вот они сами стремились к тому, чтобы дети жили лучше их. Но…
Как-то резко женщины перевели разговор на тему вечного бытия. Они рассказали, что последние годы гражданские кладбища в Ручаевке, Корчемке и Новокузнечной приобрели особый вид: вовремя вывозится мусор, красятся заборы. На корчемском погосте есть несколько могилок, где похоронена семья Поповых. «Погребенные там люди сделали много для того, чтобы наши дети жили мирно и счастливо. Полина являлась связной, помогала красноармейцам, лечила раненых. Муж работал председателем, во время войны погиб он и их сын. Матери ампутировали ногу, но она работала на благо родной земли. Кресты на могилках этих людей прогнили и упали, забор наклонился. В память об этой семье может можно хоть немного благоустроить это захоронение? У них нет никого, кроме нас, односельчан и земляков!»
Удивительно, даже сейчас эти люди не думают о себе, а мечтают о простой гражданской справедливости. Такова уж наша жизнь. И так хочется верить, что надежды наших собеседниц обязательно воплотятся в реальность.

Наталья Апанасенко, «ЛК».
Фото автора.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.