Настоящее счастье — жить на мирной земле

Ефросиния Артёмовна Потапченко очень часто с грустью и теплотой вспоминает своё довоенное детство…
Все жили дружно: родители, старенькая бабушка и шестеро детей. Воспитание в Абакумах в те годы было особенным: старшим грубить ни в коем случае нельзя, отца и мать необходимо почитать, называя только на «Вы», ну а работу любую считать святой обязанностью. Поэтому каждому находилось занятие: в поле работали и на подворье, а семилетняя Проня (так называли её в то время) пасла гусей, ходила следом за грациозными птицами и мечтала.
Всё смешалось и померкло с появлением в нашем краю фашистов. Зверствовали они и в родной деревеньке, издеваясь над местными жителями. Многие мальчишки и девчонки стали взрослыми в одночасье, хотя порой поступали чисто по-детски. Вот и нашей героине долго напоминали старшие, как она во время оккупации вцепилась своими ручонками в ногу фашиста, когда тот хотел забрать их корову. Не смог немецкий солдат устоять перед бесстрашным поступком ребёнка. Спасённая бурёнка была семье кормилицей и средством для передвижения: запрягут в повозку — и подальше от фашистских глаз. Помнит девчушка холодную тёмную «стопку» на хуторе возле деревни Уборок, где прятались от карателей у маминой сестры. Часто перед глазами играют огненные языки пламени, словно возвращая в избу, где враги заперли их и подожгли со всех сторон. Не суждено было им умереть, тогда выбили дверь и спрятались в огороде. Страшно даже представить… Но ведь это было. Ефросиния Артёмовна, вытирая слёзы на глазах, рассказывает обо всем, что не исчезло из памяти и заставляет частенько вздрагивать по ночам.
Когда семья вернулась в Абакумы, горе обрушилось новым ударом. Везде, как снопы жита, лежали изувеченные и окровавленные тела солдат. Кругом смрад, ужас и запах пепла. От дома осталась только печная труба, у которой голосили родные. Но слезами горю не поможешь — и выживали как могли. Приют нашли у родственника. В уцелевшей избе дяди более трёх лет жили три семьи (тринадцать человек), пока с войны не вернулся отец. Страшное было время, но для детей всегда находилась кружка молока. Сильно выручила бочка проса, закопанная до оккупации во дворе, и гнилая картошка на поле тоже спасала от голода. Весной 44-го в колхозе вскапывали землю и сеяли зерновые. Захватив в пригоршню как можно больше семян, рассыпали их широким взмахом руки. В коробе, что висел на шее колхозников, к вечеру порой оставалась маленькая горсточка зёрен. Собрав их все до единого, приносили взрослые эту драгоценность домой, перемалывали на жерновах в муку, и тогда от печки исходил ароматный запах хлеба. В эти мгновения дети вдыхали его и ощущали самый лучший в их жизни вкус. «Это нельзя передать никакими словами, — произносит Ефросиния Артёмовна. — Слава Богу, что нашим детям не знакомо это чувство».
Подростки, познавшие ужасы войны, перенесшие голод, холод и нищету, по-особому относились ко всему, что происходило вокруг. Слишком много пережили их сердца, видели глаза, чувствовали маленькие души. Умели они по-настоящему радоваться, искренне благодарить и работать не покладая рук, чтобы восстановить разрушенное хозяйство. Наша героиня, закончив 4 класса, пошла работать в колхоз. Многие мужчины не вернулись с войны, рабочих рук не хватало. Поэтому Проня, как и многие ее сверстники, быстро научилась жать жито, вязать его в снопы и складывать в скирды, выполнять любую другую работу. Отец потихоньку рубил новую избу, мама все тяготы делила с ним поровну, помогали во всём старшие дети.
В то время жители заречной зоны следовали закону: младший сын должен заботиться об отце и матери, жить с ними и ухаживать до последней минуты. В соседней деревне Слава супруги Потапченко воспитали 7 детей. Все они уже имели семьи, когда младшему Леониду пришла пора отдать долг Родине — служить в рядах Советской армии. Но он не мог оставить без присмотра стареньких родителей. «Не по-людски это, засмеют соседи», — переживал восемнадцатилетний юноша. До сих пор не знает Ефросиния Артёмовна, кто был инициатором судьбоносного в её жизни решения. Но в 1954 году в их дом пришли сваты из Славы, сыграли заручины, и вскоре молодая жена переехала в дом свекров. Рядом жили дочери бабушки Евы, но смотрела её, следуя закону, именно невестка. Три года, пока супруг служил в армии, она покорно выполняла все работы по дому и растила сына, родившегося через год.
Муж был заботливым, любящим, внимательным и старался для семьи делать всё необходимое. Вскоре ему доверили должность товароведа. Деревня росла, а вот купить нужное люди могли не всегда. Поэтому мужчина пристроил к своему дому маленькую лавку, и в 1962 году в трудовой книжке Ефросинии Артемовны появилась интересная запись: «Принята на работу заведующей домолавки в п. Слава Лоевского потребобщества». Профессию продавца женщина освоила быстро. Нравилось ей помогать людям, да и дети (два сына и две дочери) всегда были рядом, бегали за прилавком, чтобы ухватиться за подол маминой юбки. Особенно любили малыши наблюдать, как сельчане покупают отрезы на новые юбки и брюки и сладкие конфеты-подушечки, взвешенные в бумажных кулёчках. Позже наша героиня трудилась в новом здании магазина. Супруг мотался по району, помогал жене по хозяйству, на огороде, а в выходные дни ездил в Лоев, где начал строительство дома. И только после смерти свекрови семья переехала в райцентр. Здесь Ефросиния Артёмовна работала продавцом готовой одежды в универмаге. 30 лет отдала потребкооперации. Она любила свою профессию, всегда находила общий язык с покупателями, строго выполняла должностные обязанности, оставаясь при этом честным работником и добрейшим человеком.
Как-то быстро пролетело время. Год назад ушел из жизни муж, и резко пошатнулось здоровье. А ведь раньше успевала и на работу бегать, и приусадебным участком заниматься, и за живностью ухаживать, чтобы хоть немного помочь детям стать на ноги. Осенью ей исполнится 85 лет. Всей своей жизнью Ефросиния Артёмовна заслужила огромную любовь, уважение и внимание. И дети постоянно заботятся о самом близком человеке. Она чувствует себя по-настоящему счастливой, радуясь успехам 7 внуков, любуясь шалостями 7 правнуков. А по ночам бабушка просит Бога о том, чтобы эти милые создания никогда не узнали, что такое война, смерть, голод и разруха.
Зарастают травой окопы, утопают в разноцветье населенные пункты, по чистому небу проплывают белоснежные облака. «Вот оно, настоящее счастье, когда ты уверен, что ничто не омрачит мир и твои внуки будут ходить по свободной земле», — говорит женщина, улыбнувшись яркому солнышку, заглянувшему в окошко.
Наталья Апанасенко, «ЛК».

0

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

No announcement available or all announcement expired.