Иду пешком по улице села…

В деревню Иваньков, которую мы недавно посетили, ехать было одно удовольствие. Редакционная машина колесила по чистой дороге, проезжая одно село за другим, а за окном во всей красе открывались зимние пейзажи. Вокруг — ослепительная белизна, выпавший ночью снежок, казалось, манил в сказку. Хорошо поработали дорожники, и мы беспрепятственно добрались до указателя с названием населенного пункта. Свежесть воздуха дурманила, только вот за ним, указателем, не видно было ничего, будто спрятались домики в снежных ловушках. Печально, но увиденная дальше картина вмиг изменила настроение.

ВМЕСТО ПРЕДИСЛОВИЯ
Словно заплутавшие в лесу путники, кричали разбросанные одинокие покосившиеся здания, будто звали к себе и взывали о помощи. Жутко. Дорога свернула влево, и мы увидели единственный дворик, где к калитке проторена дорожка. Именно здесь живут настоящие патриоты своей малой родины, любящие этот простор всем сердцем и душой. Любовь Васильевна Закирова и Елена Ильинична Башлакова, как часовые на границе, стойко и самоотверженно доказывают: Иваньков живет!
Да, деревни рождаются, переживают различные периоды истории и порой умирают. Ведь они, как и люди, имеют свою судьбу. Эта маленькая лесная деревушка тоже своей историей уходит в далёкое прошлое, которого местные жители почти не знали, хотя любили об этом поговорить. Название села у них всегда ассоциировалось с именем первого поселенца Иваньки, а парни с таким именем встречались в каждой семье. Люди вели хозяйство, охотились, собирали дары леса. В 60-е около 200 человек жили в гармонии с собой и природой, имея особую самобытность и нравственные устои. И сегодня вокруг — те же просторные урожайные поля, зеленые гривы, наполненные шумом птиц, озеро, украшенное лилиями. Только никто не любуется этой красотой, покинутые подворья зарастают полынью и осотом. Деревня умирает. Не может жить дом без хозяев — в запустение приходит он. Не может жить деревня без людей — умирает она от тоски по детскому смеху и неторопливой беседе мужиков на завалинке, по утреннему раннему мычанию стада, звону подойников, грохоту старых мотоциклов, любимцев деревенских парней, по незлобному лаю собак, вкусному дыму из беленых труб. Не смогло остановить это богатое место отток людей из деревни. И только вековые деревья, вросши мощными корнями в землю, пытаются всем своим величественным видом сказать, что память и история живут в них. Так же распустятся весной черемуха и сирень, летом весело заплещется в прозрачном озере желтый карась, а осенью закружатся в грустном вальсе желтые листья. И любоваться всем этим будут две одинокие женщины.

ВОЙНА В ОСКОЛКИ ДЕТСТВО РАЗБРОСАЛА
Елена Ильинична была младшей в семье, где подрастали 9 детей. В этом году она отпразднует свой 88 год рождения. Много испытаний легло на ее плечи, но ясная память, душевная доброта не могут оставить равнодушным никого. В памяти всплывают годы голодомора, когда ели траву, кору, грибы. Благодаря трудолюбию, огромной любви мамы Арины, которая ходила по людям и выполняла любую работу, дети выжили. Но вскоре другое несчастье настигло белорусов. Однажды Алёна пасла коров в поле. Вдруг в небе появились самолеты. Девочка с интересом наблюдала за огромными железными птицами, только вот первые взорвавшиеся снаряды сменили восторг ужасом и испугом. Маленькая, робкая, она смогла сосредоточиться и не потеряла ни одной коровы. Всех пригнала в село. По-настоящему страшно было в тот миг, когда пряталась семья от фашистов в блиндаже. В тот день ранили отца, вид крови и папины глаза наполнили маленькое сердечко ненавистью к врагу. Часто по ночам она вздрагивала, вспоминая, как фашисты и полицаи забирали от матерей деток-грудничков, подбрасывали их в воздух и ловили, накалывая на штык-нож. Многих односельчан вывезли в те годы в Германию, а Лена, ненавидя врагов, решилась на побег. Наверное, сам Господь помог ей в ту минуту, когда она выпрыгнула из машины. Немец был рядом, хотел схватить ее за волосы, но в его руках остался только платок. А девочка скатилась в ров и спряталась в кустах. Почему он не стрелял, одному Богу известно, а она долго плакала из-за шерстяного платочка, с которым так не хотелось расставаться. Довелось ей выполнять миссию связной с партизанами. Девчушка хорошо знала лес, все тропки были ей знакомы, поэтому практически каждый день, рискуя и понимая всё, она носила в отряд хлеб, чтобы помочь бойцам. Их семья пережила время эвакуации в Петриковском районе, и, будучи взрослой, она подолгу потом уже рассказывала своим детям о красоте лесов, прославленных именем деда Талаша. Три старших брата Елены Ильиничны не вернулись с фронта, от ранения умер отец.

ПРИВЫКЛА НА ЛЕТУ НАУКИ ПОСТИГАТЬ
Елена выросла доброй, честной, любознательной и трудолюбивой. Очень хотелось учиться, но в 1-м классе зимой обморозила руки, ведь ни обуть, ни одеть нечего было. И пришлось тогда оставить учебу по книгам и постигать другую науку: доить коров, ухаживать за ними. Всю сознательную жизнь трудилась женщина дояркой. Да, было трудно: холодная вода, которую таскали из колодца, огромные тридцатилитровые бидоны, сквозняк в коровнике. Но общее дело всегда придавало силы и уверенности в себе. К слову сказать, её учёба в школе длилась 4 месяца, но она хорошо читает (без очков), грамотно пишет, а в математике могла фору дать любому: все задачи, над которыми позже долго думали её дети, женщина решала безо всяких расчётов, стоя у печи и готовя оладушки.

ГУДЕЛА ДЕРЕВНЯ, А СЕЙЧАС ТОЛЬКО СТОНЕТ
После войны семья нашей героини жила на хуторе Ильюшкина Криничка в маленькой развалюшке. «Ох, какие хорошие в то время были люди, — оживленно рассказывает женщина. — Кажется, чужие, но все как одна семья. Работа, огород, горе, счастье — всё вместе, все разом. И в нашей маленькой избушке всем селом играли нам свадьбу. Знаете, какой ценный был подарок от моей свекрови? Ведро картошки!». Многое стерлось из памяти, забылось, но то настроение, азарт, с каким работали и болели за колхозное дело, до сих пор греют душу. Супруг Елены Ильиничны работал трактористом, потом — в полеводческой бригаде. Воспитали они двух дочерей и сына. Работали в колхозе, а дома обрабатывали 50 соток земли, держали огромное хозяйство: коров, свиней, птицу. Умудрялись и дом в порядке содержать, и успевать везде, и детям копеечкой помогать. Жаль, что всё это осталось в прошлом. Как-то незаметно подступили дни печали, горестей и потерь. Ушёл из жизни муж, перенесла бабушка страшное горе — смерть сына. Закалённая войной, она всё вынесла, вытерпела. И сегодня женщина одиноко смотрит вдаль, где было столько светлого и приятного. Обидно, что пугают порой пустеющие глазницы окон да обвалившиеся развалины соседних домов. Зовут дочери и внуки, но каждая пядь земли ей дорога, ведь светлой памятью объят каждый уголок родной деревни, веточки на деревьях, все лесные тропинки. Поэтому она никуда не хочет уезжать.
Прожив тяжелую жизнь, Елена Ильинична не устает удивлять своей мудростью. Ведь люди в её возрасте частенько обвиняют всё и всех, требуя невозможного. А она делает свои выводы: «Ошибка нашего поколения в том, что не смогли уберечь святую любовь к сельскому труду и природным богатствам в душах детей. Всем нам хотелось, чтобы дочери и сыновья жили лучше нас, не гнули спину от зари до зари. Но кто тогда будет растить хлеб, кормить город? Не понимали мы этого, вот и расплачиваемся сейчас. Гудела деревня, а сейчас только стонет. И виноваты мы в этом сами…» Она благодарна местной власти, ведь к ним постоянно ездит автолавка, привозят пенсию и корреспонденцию, есть освещение, всегда очищены дороги, а в медицинской помощи она, слава Богу, пока не нуждается. Хотя слабеют ноги, нет силы в руках. Но рядом дочь, которая три года назад приехала из Украины и во всём помогает.

ЛЮБОВЬ ВАСИЛЬЕВНА …
… быстро управляется по дому, трепетно поправляет платочек на голове старушки и звонко смеется, услышав наш вопрос: не страшно ли жить одним среди леса. «Разве может человек бояться места, где чувствует себя полноправным хозяином в избе, во дворе, на улице, в лесу. Здесь всё пропитано не соизмеримой ни с чем любовью. Это моя родина! И пусть она маленькая, но она моя! Поймут ли меня другие — не знаю, но я чувствую себя свободной, счастливой, когда дышу этим воздухом, вспоминая детские и школьные годы, когда мы по пояс проваливались в снег, добираясь до школы, любуюсь утренним восходом солнца, каждой капелькой росы, золотистой гладью озера, где рыбешки так и стараются попасть на крючок моей удочки». В 1975-м, окончив училище, девушка по направлению уехала в Украину. Работала ткачихой-ставельщицей, водителем троллейбуса. Там она вышла замуж, получила квартиру, стала мамой двоих детей. Но необъяснимая связь постоянно звала сюда, где бегала босиком на ферму, чтобы помогать маме и тёте, где гурьбой спешили в сельский клуб, чтобы до утра отбивать каблучками в танцах. Она часто бывает в Чернигове, помогает детям, навещает могилку мужа. Но большая часть времени проходит на родине, рядом с мамой. Прожив целую жизнь, Любовь Закирова даже сейчас ежедневно находит что-то новое. Грибы, ягоды, рыбалка стали прямой обязанностью женщины. Чтобы легко преодолевать любые расстояния, незаменимым помощником является велосипед, попутчиком — любимая собака. Гости тоже частенько забегают в деревню или просто напоминают о себе, когда на поле появляются их следы. Недавно женщина видела лося, который мирно теребил веточки у кромки леса. Два раза наблюдала, как волки перебегали дорогу. Но их постоянно пугает лай собаки, поэтому ближе звери не подходят. Летом доводилось встречаться с косулями, когда рано утром спешила на рыбалку, в лощине видела спящих диких кабанов. Обеспокоена Любовь Васильевна тем, что последнее время не видно заячьих следов, а ведь раньше они прыгали прямо у дома. Неужели и они переселились поближе к городу?
В настоящее время в деревне прописаны 8 человек, а фактически проживают мама с дочерью. Но их энтузиазм, любовь к родной земле и милому краю вселяют надежду на то, что деревня не исчезнет, она будет жить.
И это будет уже совсем другая история.
Поэты пишут: я, мол, из деревни,
Она мне часто снится по ночам,
Меня там помнят люди и деревья,
Там для меня начало всех начал.
И прославляют одичалый луг,
Речушку, петухов, гармоник, пенье.
А в отпуска торопятся на юг,
Взглянуть забыв из окон на деревню.
Она зовет мелькнувшим огородом,
Сквозным простором зреющих полей…
Что из того, что из деревни родом,
Коль самого себя не отдал ей?
Текст и фото
Натальи Апанасенко, «ЛК».

0

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.