Время и память… Я готова доказывать всем, что эти слова являются родственными. Мои деды шагали тяжелейшими дорогами войны, родители помнили период восстановления разрушенного, поднимали Целину, верили в светлое будущее. Наше детство ассоциируется со счастливым временем воспоминаний и веры в коммунизм. Годы сменяют друг друга, люди живут каждый своей жизнью. И родившиеся в XXI веке дети, возможно, не смогут точно передать историю Великой Отечественной. Правильно ли это? Время рассудит. Только вот память, как мне кажется, должна жить в истории, книгах, воспоминаниях очевидцев, в музеях и сердцах благодарных потомков, которые, именно как семейную реликвию, будут беречь и бережно передавать из поколения в поколение её, ценнейшую святыню всего белорусского народа, одной семьи, чтобы помнили цену общей победы, чувствовали горечь материнских слез, ощущали ужас пыток и голода, истинный патриотизм и желание умереть ради освобождения Родины. Именно поэтому я утверждаю, что слова время и память образованы от слова Родина…
Легендарная, героическая земля Лоева! Отвагой и героизмом овеяны страницы прошлого. И я с гордостью говорю, что Лоевщина взрастила пять Героев Советского Союза: Алексея Васильевича Козлова, Григория Сергеевича Пинчука, Акима Павловича Карпенко, Дмитрия Кузьмича Морозова, Кузьму Петровича Гриба.
Четвертого февраля исполнилось 75 лет со дня присвоения этого звания простому, казалось бы, человеку: нашему земляку, сыну, отцу трех детей, летчику Алексею Козлову.
В 1932 году после окончания Днепропетровского строительного техникума юношу по комсомольской путёвке мобилизовали на Черноморский флот. Но он мечтал о небе. После окончания Качинского лётного училища Алексей стал лётчиком-наблюдателем морской авиации. Боевое крещение он получает во время начавшейся в 1939 году советско-финской войны. За несколько месяцев на самолёте «Р-5» он совершил 57 вылетов. Во время Второй мировой Алексей Васильевич сражался с врагом в небе Балтики, Карелии, Заполярья. Ему часто доводилось вести разведку в глубоком тылу врага, проникать на территорию противника на глубину до 500 км, летать в одиночку над хорошо охраняемыми вражескими объектами. Три раза немцы сбивали его самолёт, трижды лётчик был тяжело ранен. Но выбирался, казалось бы, из самых безнадёжных ситуаций и вновь становился в боевой строй. Помогали крепкая закалка, жизнестойкость, сила духа, врождённый оптимизм. В августе 1942 года во время бомбёжки порта Кеми самолёт Козлова был подбит. Штурман и стрелок-радист погибли, сам же раненый лётчик упал в воду Ботнического залива. Превозмогая боль в прострелянной ноге, почти 2 км плыл он в ледяной воде до берега, затем в течение 11 суток добирался через всю Финляндию к своим. Госпиталь… лечение… и в сентябре он снова участвует в боях.
В Заполярье 3 марта 1944 года рано утром Алексея Козлова вызвали в штаб. Поставленная перед летчиком задача была практически на грани невозможного: в условиях разыгравшейся пурги и рьяного ветра необходимо узнать место дислокации фашистских танков. Алексей Васильевич, не раздумывая, побежал к своему крылатому другу. На бреющем полёте он прошел над маленькой железнодорожной станцией врага. Сделав несколько заходов, Алексей увидел танки. Он успел передать по рации на командный пункт координаты противника и попал под шквальный огонь зениток. Очередные залпы задели самолёт, пробив фонарь кабины и повредив мотор и крыло. Летчик направил машину к линии фронта. Чтобы не попасть в руки врага, он не катапультировался. Раненный в голову, он до последнего не отпускал штурвал. Когда остановился винт и окончательно «умер» мотор, самолет ринулся вниз. Планировать практически не получалось — сказывались повреждения крыла. А внизу — скалы и лес. И не просто внизу — совсем близко, руку протяни. Высокие сосны смягчили немного удар самолета, тот с жутким треском рухнул на землю… и не взорвался. Ранение в голову, многочисленные переломы, 36 трещин черепа… А он пытался ползти в мороз… по снегу… Более 70 часов (6 дней и ночей) лётчик вёл схватку со смертью и выжил. Как?! Представить трудно. Но только на седьмой день солдаты аэродромной роты нашли его, полумертвого, и доставили в полевой госпиталь. Через две недели Алексей очнулся и узнал страшную новость — ему ампутировали обе ступни. В Заполярье в то время на длительные полеты отправлялись в унтах, а он рассчитывал быстро «крутануться», поэтому на ногах во время падения были простые сапоги.
Алексей любил свою профессию и не представлял себя кем-то иным. Поэтому даже в тот момент жил единственной надеждой парить в облаках. Он старался восстановиться настолько, чтобы строгая летная медкомиссия признала его годным к продолжению службы. Через полгода боец уже учился ходить. Культи кровоточили, и каждый шаг давался с болью и большими усилиями. Теперь все будни Алексея были наполнены не мечтаниями, а постоянными и изнуряющими тренировками. Наконец, ему удалось самостоятельно пройти полкилометра. Это была первая победа над увечьем. Но теперь он твердо знал, что обязательно вернется в небо. В начале 1945 года Мересьев из Лоева предстал перед медицинской комиссией. Его долго и тщательно осматривали, заставляли прыгать, приседать, поворачиваться. Затем еще дольше шло совещание врачей. И вот — вердикт. Не совсем такой, который ожидал Козлов. Вместо фронта Алексея направили на преподавательскую работу в летное училище. Война подходила к концу, и его опыт при подготовке летчиков, действительно, мог пригодиться. Курсанты училища даже не догадывались, что у нового инструктора-преподавателя нет ступней ног. Он летал и учил летать их. А лекции словно передавали атмосферу настоящего воздушного боя.
Однако у человеческого организма есть свои пределы. Тяжелые ранения все чаще давали о себе знать, и в августе 1947-го Алексею Васильевичу пришлось уйти в запас. В 34 года он вернулся в родной Лоев. Но недолго привыкал к мирной жизни: вскоре в поселке появилась детская районная библиотека, заведующим которой стал основавший ее боевой летчик Алексей Козлов.
Заслуги и награды не смогли изменить его черты характера: доброту, честность и скромность. До конца жизни он оставался замечательным человеком, искусным рассказчиком, внимательным мужем, любящим отцом. Его дочь, Лидия Алексеевна, до сих пор трепетно хранит в памяти воспоминания, связанные с детством, когда папа был рядом, заботливо и нежно учил ее постигать азы жизни, объяснял задачи и оставался для девочки хорошим товарищем, требовательным и честным другом, мудрым наставником. Дети в семье Козловых гордились отцом, хотя в их доме не принято было выставлять напоказ заслуги героя, что-то требовать и доказывать. Им нравилось, когда в гости приходили соседи, друзья родителей, когда школьники выполняли ответственное задание — поздравляли ветерана с очередным праздником. В такие минуты появлялась возможность в очередной раз услышать рассказы о войне, боевых заданиях и полетах, великой дружбе и верности солдатскому долгу. Только вот когда Алексея Васильевича просили рассказать о его подвиге, он, отмахиваясь, говорил: «Побойтесь Бога! Какой подвиг? Была война, и каждый старался приблизить долгожданную победу на своем посту: в небе и окопах, у станков и белорусских печей, с автоматом и простым карандашом. Мы просто очень любили свою Родину…»
В июне 1976 года Алексей Васильевич Козлов ушел из жизни. Он прошел финскую войну, за годы Отечественной 248 раз поднимался в небо, сбил 14 самолётов противника, потопил немецкий морской транспорт, разгромил штаб гитлеровского егерского корпуса, бомбил вражеские порты, склады с оружием и боеприпасами, вёл ближнюю и дальнюю разведку. В 1942 году за отличное выполнение заданий командования А.В. Козлов был награжден орденами Красного Знамени и Отечественной войны ІІ степени. 4 февраля 1944 года Указом Президиума Верховного Совета СССР капитану А.В. Козлову было присвоено звание Героя Советского Союза.
В Лоеве Алексея Васильевича не забывают и всегда поминают добрым словом. По сей день работает основанная им библиотека. В его честь переименована улица в городском поселке, средней школе присвоено имя героя. Три внука и три правнука с гордостью и почтением склоняют головы на Аллее героев мемориального комплекса. В этой семье тема Второй мировой войны всегда является обсуждаемой, не стареющей, актуальной, ее изучают по семейным фотографиям, воспоминаниям, музейным экспонатам.
…Пусть же всегда улыбается солнце, а небо будет чистым, ясным, безоблачным…
Наталья Апанасенко, «ЛК».

0

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.