Учёный из нашей глубинки

Сегодня исполняется 100 лет со дня рождения нашего земляка, великого человека, ученого, доктора исторических наук, профессора, академика Иллариона Мефодьевича Игнатенко.

Он не скрывал, что из деревни родом,
Был честным, справедливым… Как жаль, что был, не есть…
Жизнь посвятил служению народу.
От лоевской земли — поклон, хвала и честь!

Малая родина… Сколько сказано и написано, пережито и прочувствовано. Мы постоянно призываем людей любить маленький уголок, с которым связаны самые теплые воспоминания. Но сегодня попробуем подойти к этому словосочетанию с другой стороны. Что мы знаем о людях, которых взрастила земля, где взрослеют наши дети?
Много лет назад маленький Леня (так называли мальчика в семье) впервые познавал мир, делая первые шаги по песчаной улице деревни Димамерки. Никто даже не догадывался, что спустя годы этот мальчуган продвинет вперед историю и науку, поможет не одному десятку человек, оставаясь в душе простым белорусом, любящим свою родину.
Илларион Мефодьевич родился в обычной крестьянской семье. Как и многие сельские ребята, с детства работал на земле, помогая родителям, любил рыбалку, частенько с восходом солнца босиком бегал в лес за грибами, внимательно слушал наставления родителей, когда домочадцы за столом у печки кушали деревянными ложками мамины щи. К слову сказать, отец и мать хоть и имели крестьянские корни, но отличались особой мудростью и проницательностью. Трудно предположить, как они смогли в то сложное время, но все четверо детей получили образование. Их сыновья и дочери не просто научились читать и писать, а целенаправленно постигали азы наук, словно с раннего детства готовили себя служению науке, истории, людям.
После семилетки И. Игнатенко учился в Климовичском сельскохозяйственном техникуме, трудовую деятельность начал зоотехником на Дальнем Востоке. Призыв в Красную Армию изменил многое в его жизни. Двадцатилетний паренек, моряк Тихоокеанского флота, мечтал о мире, бороздя водную стихию. Начавшаяся война в одночасье закалила его, и молодой белорус продолжал службу в Азовской флотилии и на Черноморском флоте, освобождал Кавказ вплоть до 1947 года. Страна тогда залечивала раны войны, и время было очень сложным: голод, разруха, дезертирство, убийства, свирепствующий бандитизм. Остаться в стороне наш земляк не мог, не так он был воспитан. Поэтому, окончив в Ленинграде годичные курсы Прокуратуры СССР, с 1948 года работал прокурором Гомеля. Вопреки всем законам Илларион Мефодьевич не мог сидеть в кабинете и лично принимал участие в следственных действиях по 59 делам, оставаясь справедливым, честным, требовательным и очень внимательным человеком.
Он работал, учился, но наука и педагогика все же окончательно увлекли его, хотя долгие годы были тесно переплетены с высокими административными должностями. И.М. Игнатенко избирался членом-корреспондентом, академиком АН БССР, депутатом Верховного Совета БССР; являлся директор Института истории, директором Института истории партии при ЦК КПБ, заведующим сектором, советником при дирекции Института истории НАН Беларуси, главным научным сотрудником. Академик Игнатенко стал автором более 200 научных работ по проблемам белорусской истории XX века. Он подготовил более 20 докторов и свыше 50 кандидатов исторических наук. Вы только представьте: каких высот достиг простой деревенский паренек!
Человек науки, работающий сутками, воспитывающий студентов, умеющий выделить талантливых ученых и помочь им продвинуть науку далеко вперед, работал сутками. Остается ли время у таких людей для себя, семьи, детей? Удивительно, но, как оказалось, гениальные ученые могут совмещать науку и семью. Жизнь И.М. Игнатенко — доказательство тому. Возможно, супругу ему послал сам Господь: случайная встреча на пароходе стала судьбоносной. Они понимали друг друга с полуслова и полувзгляда, умели поддержать и помочь. Порой хватало простого молчания, и на душе становилось легко и свободно. В семье всегда царили любовь, доверие и уважение. Единственная дочь Оля не испытывала недостатка отцовской любви при всей его занятости. Семья для академика была на первом месте: он находил время, чтобы встретить дочурку из детского сада, а маленькие ручонки, обнимающие его шею, наверное, придавали сил и уверенности. В классе, где училась дочь, частенько проходили встречи, диспуты, читательские конференции, и папа ни разу не сказал девочке «нет», если его просили выступить перед ребятами. Ольга Илларионовна даже сейчас не может забыть танец с отцом на выпускном вечере, когда они кружились в вальсе в школьном зале. Искренность отношений супругов Игнатенко можно ставить в пример любому и каждому. Дочь сохранила открытку с праздником 8 Марта, подписанную отцовской рукой для мамы. Слова трогают до глубины души: «Родная, прошу тебя быть со мной рядом минимум сто лет». А он в то время отпраздновал уже свой 60-летний юбилей. Елена Андреевна не смогла выполнить его просьбу, и после ее смерти в глазах мужчины погас огонек счастья. «Разве я сейчас живу? — признавался он дочери. — Где была Лена, теперь пустота и мрак, сердце по-другому бьется». Хотя Илларион Мефодьевич всегда считал себя счастливым человеком, потому что рядом постоянно были родные люди: любимые и любящие жена и дочь, семеро внуков, которых он просто обожал. Его понимали и ценили сотрудники, и делал он всегда то, ради чего жил.
Ознакомившись с воспоминаниями друзей и знакомых нашего земляка, изучив документы, предоставленные сотрудниками Музея битвы за Днепр, побеседовав с дочерью ученого, мы пришли к выводу: необъятная доброта, забота о людях, внимательность — качества, переданные в наследство и крепко укоренившиеся в семье Игнатенко. Во время войны мама Иллариона Мефодьевича не смогла уговорить еврейских женщин, которых гнали на Брагинщину на верную погибель, отдать ей детей, чтобы спасти им жизнь. Она долго мучилась, что не нашла нужных слов, а дети впитывали ее чувства как губка. Возможно, именно поэтому они всегда умели помогать всем, кто испытывал трудности. В квартире академика побывали студенты и аспиранты, друзья дочери и знакомые многих родственников. Приют и радушный прием в их доме находили сокурсники Ольги и многие иностранные студенты. Елена Андреевна умела всех сытно накормить, а глава семьи чувствовал людей, находил нужные слова, помогал словом и делом, невзирая на звания и личности. Как подметила дочь, он со всеми был на равных, никогда не опускался, но имел чудное свойство поднимать других.
Жизнь Иллариона Игнатенко можно сравнить с вечно вращающимся колесом: ни минуты покоя, необъятная любовь к родным, постоянная забота об окружающих, кропотливая работа, поиски, действия. Но при жизни, несмотря на занятость, он все же находил время, чтобы приехать на малую родину, пообщаться с земляками, в молчании постоять у родного порога, мысленно возвращаясь в детство. Манили его и живописные места деревни Переделка, где родилась жена. Любил мужчина сидеть под развесистым старым дубом, который, наверняка, вдохновлял великого ученого на новые поиски и творения.
Иллариона Мефодьевича Игнатенко помнят ученые и бывшие студенты, работники прокуратуры и простые люди, которых хоть на несколько мгновений свела судьба с этим человеком. А мы можем гордиться тем, что с нашей землей связаны корни родового дерева великого человека, посвятившего свою жизнь науке, истории, людям. Сегодня его дело продолжают дочь и внучки. И кто знает, может через несколько лет правнуки нашего земляка (а их уже 9) продвинут науку далеко вперед. А наш долг — помнить, чтить, передать знания детям.
Он не скрывал, что из деревни родом.
Наука и семья — для них старался жить.
Учил всегда быть преданным народу,
Любви и уважению, историю ценить.
Наталья Апанасенко, «ЛК».

0

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.