«Незалежны» наблюдатель не понял, почему подписи за двух претендентов в кандидаты в Президенты забракованы в Гомеле. Объясняем не только ему

В нашей стране полным ходом идет кампания по выборам Президента Беларуси. Недавно районные, городские и районные в городах избиркомы завершили проверку достоверности подписей избирателей в подписных листах, сданных членами инициативных групп претендентов в кандидаты в Президенты.

После заседаний в избиркомах, во время которых наблюдателей четко и понятно проинформировали о количестве подписей, не признанных действительными, отдельные гомельские «праваабаронцы» стали строить гипотезы и высказывать догадки по этой теме.

В частности, один долгосрочный наблюдатель заявил, что в комиссии ему так и не назвали признаков недостоверных подписей. Но дело в том, что они подробно указаны в пособии, разработанном ЦИК для территориальных комиссий по выборам Президента Беларуси (его также можно легко найти в общем доступе — на сайте Центризбиркома). Юристу-«праваабаронцу» не знать ли? Там сказано, что подписи признаются недостоверными, если они фиктивные (выполнены от имени несуществующих лиц и выдаваемые за действительные), поставлены от имени разных лиц одним лицом, данные об избирателях внесены в подписной лист нерукописным способом или карандашом и так далее. Всего — 12 пунктов.

Как пояснили в двух районных избирательных комиссиях в Гомеле — Советской и Центральной — каждая подпись проверяется членами избиркома по всем этим пунктам. Если хоть по одному возникают сомнения, тогда в соответствующие государственные органы направляются запросы на установление подлинности данных. И, как правило, сомнения подтверждаются.

Основные нарушения, которые были допущены в заполнении подписных листов у отдельных претендентов в кандидаты в Президенты, таковы: слишком много или слишком мало цифр в паспортных данных, адрес регистрации гражданина не совпадал с районом, к которому относится комиссия, паспорт не принадлежал гражданину Республики Беларусь, дата и подпись были проставлены не собственноручно избирателем, подписные листы заверены не тем членом инициативной группы, который указывался на титульном листе. Кстати, эту информацию мог спокойно узнать и тот же самый гомельский «непонимающий» наблюдатель, если бы поинтересовался. Но на нет, как говорится…

Будет не лишним сказать и то, что подписи в комиссиях проверяет не один человек. Например, в обоих территориальных избиркомах были созданы по семь групп, включавшие 2—6 членов территориальной комиссии, которые проверяли подписи, собранные членами инициативных групп за отдельного претендента. У каждого из претендентов отбиралось одинаковое количество — по 20—21% подписей от общего числа. Если 15% из них признавались недействительными, то проводилась дополнительная проверка еще 15%. Если суммарное количество недостоверных подписей избирателей, выявленных при проверках, составляло более 15% от общего количества проверенных подписей в подписных листах, дальнейшая проверка прекращалась. Это и произошло с подписными листами двух потенциальных кандидатов в Президенты, электоральная судьба которых так интересовала гомельского наблюдателя.

Но зачем подменять понятия члена избирательной комиссии и наблюдателя? В обязанности наблюдателя не входит контроль за действиями членов избиркомов в части проверки подлинности подписей избирателей в подписных листах. Как нет у него и полномочий их перепроверять. А член территориального избиркома не обязан оправдываться или отчитываться перед наблюдателем, почему посчитал те или иные подписи недействительными — он проделал колоссальную работу, за достоверность которой несет ответственность.

Раз обязанности каждого довольно четко разграничены, тогда зачем вновь и вновь сотрясать воздух дешевыми догадками? Но это уже вопрос риторический.

Источник: http://gp.by
© Правда Гомель

0

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.