Путь к человечности — сердечность

27 июня ветеран педагогического труда, дитя войны Нина Ивановна Мельник отметила свой 90-й день рождения. За плечами этой женщины большая и достойная жизнь. Она принадлежит к тому героическому поколению, которое пережило суровые испытания Великой Отечественной войны и послевоенных лет.

Не одно поколение учащихся Бывальковской средней школы помнит и любит Н.И. Мельник за неутомимое вдохновение, чуткость, уважение к ученикам, постоянную высокую требовательность к себе и личную ответственность за порученное дело. Это замечательная женщина, интересная собеседница, мудрый наставник.
Желаем Нине Ивановне и ее близким крепкого здоровья, счастья, семейного благополучия, долгих лет жизни, мира и добра!
За детство счастливое наше спасибо, родная страна! Эти слова очень часто повторяли мальчишки и девчонки в 60-70 годы. Хотя, если подумать, жили все практически одинаково: сладости — только на Новый год и в значимые праздники, одежда — простенькая, удобная, в большинстве своем, перешитая из старой. Но зато летом вся округа наполнялась детскими голосами, зимой в каждом доме возле печки стояли валенки, еле успевающие просохнуть до утра, в сенях — деревянные огромные сани. Ну а если кто-то мог похвастаться настоящими лыжами — это было пределом мечтаний.
Сейчас у подрастающего поколения совсем другие ценности и развлечения.
А вот каково было расти во время войны, современные дети даже представить себе не могут. Разрушенные дома, звуки выстрелов, письма и похоронки с фронта — таким запомнилось детство тем, кто рос на оккупированной фашистами территории. Девочки хранили как зеницу ока единственную истрепанную тряпичную куклу, а мальчики играли гильзами от винтовок и снарядами, что не разорвались.
Нина Ивановна Мельник родилась в Лоеве в 1931 году в многодетной семье и проживала на улице 2-й пятилетки. Мама работала в больнице санитаркой, папа — в школе рабочим. В 1933 году вовремя репрессий отца отправили на Соловки за то, что дедушка Варфоломей был членом Государственной Думы. Трудно было без мужской силы поднимать 4 детей, но белорусские женщины не привыкли роптать на судьбу. Помогали старшие дети, а Нина была самой маленькой и поэтому самой любимой. До войны она окончила 2 класса русской школы (в местечке в те годы действовала и белорусская школа). Но фашистская агрессия перечеркнула всё в её жизни.
«До сих пор не могу я забыть ту проклятую войну, — с ужасом вспоминает Нина Ивановна. — Всё происходило на наших глазах. А когда отступали русские войска, мы прятались во рвах под Моховом. Бомбежка — и замирает от страха сердце. Взрыв — и слышен пронизывающий женский крик. Первые трупы. Кровь, грязь, безумие в глазах Надежды Трофимовны Моторной, когда ей оторвало пальцы на руке. Дико и страшно». Часто перед глазами женщины всплывают моменты, когда в Лоеве происходили расстрелы еврейских семей, аресты коммунистов, расправа над партизанами и их родными. Порой даже при грозовых раскатах содрогается сердце — из прошлого веет холодом отчаяния, страха и ужаса. А ведь дети во все времена остаются детьми, им присущи любознательность, порой авантюризм, неоправданный риск. Старший брат Нины после лётного училища ушел на фронт. Сестра, закончив курсы медсестер, мечтала помогать раненым. Но ее оставили в Лоеве, так как мать одна поднимала маленьких детей. Порой девочка с приятелями старалась везде побывать. Однажды, заглянув в здание старого райисполкома, ребята увидели изуродованные разрывными пулями трупы солдат. Шок пронизывал насквозь, а в сердцах маленьких патриотов росла ненависть к врагу. Не знали они, что воистину настоящий кошмар предстоит пережить лоевчанам во время освобождения родного городка. Когда ударили «Катюши», в огне перемешалось всё: месиво огненного заката и пылающей земли, горящие самолёты в небе, черные клубы дыма, ярко-алая днепровская вода.
Рано повзрослев, маленькие белорусы сдержанно смотрели теперь на изувеченные трупы, которых было так много в то время в районе старой больницы; тихо радовались, когда отряд Ковпака вступил в наш посёлок; на мгновение забыв обо всем, мило слушали песню русского солдата в простреленной гимнастерке и, как завороженные, наблюдали за необыкновенными движениями пальцев, скользящих по грифу гитары…
Долго еще вздрагивали эти мальчишки и девчонки при легком шорохе ветра, но их чистые души стремились к доброму и светлому.
Подростки понимали, что восстанавливать из руин разрушенную страну предстоит именно им, и поэтому учились с особым усердием и старанием. Окончив семилетку, многие одноклассники Нины Ивановны поступили в Речицкую медшколу. Она же решила остаться и ни разу в жизни не пожалела об этом.
14 человек в классе — настоящая сплоченная команда. Да, они были переростками (18-20 лет), многое уже успели пережить и осознать. Одноклассники никогда не ругались, парни всегда выступали защитниками, проявляя рыцарство и уважение. На переменках усаживались у окошка и пели песни. Классный руководитель Николай Яковлевич Коледа только успевал озвучивать распоряжения дирекции, а вот участие обеспечивали сами выпускники. Всем классом часто собирались у Елены Пинчук, готовились к экзаменам, слушали музыку. У нее дома был дедовский патефон, Вера Гребенок приносила пластинки. И долго по вечерам сидели юноши и девушки, вглядываясь в безоблачное небо и мечтая о счастливом будущем. Все ребята этого выпуска получили образование, и, бесспорно, каждый из них внёс свою лепту в восстановление и развитие любимой Родины. «Годы, стрессы, болезни вершат судьбами многих, — задумавшись, произнесла Нина Ивановна. — Нас уже осталось мало. Но все они родные, надежные, настоящие… Страшным было детство, беспокойной — юность. Но это время я откровенно называю счастливым».
Со временем, получив педагогическое образование, Нина Ивановна Мельник приехала в деревню Бывальки для работы в растущей десятилетке. С благодарностью вспоминает женщина дружный коллектив, где ей всегда помогали, проявляли заботу, внимание и человечность. Она называет имена всех директоров, ведь ее жизнь связана только с этой школой, и в трудовой книжке значится всего лишь одна организация. Тут она встретила любовь своей жизни — Василия Михайловича Гаврика. Казалось, что счастье рядом, близко, ведь у мужа были золотые руки, доброе сердце, открытая душа, огромнейшая любовь, уважение и почитание жены. Но так уж сложилась жизнь, что в это время навалились на семью болезни, лишения, горе, смерти. Всегда на помощь приходили коллеги, рядом чувствовалось надежное плечо мужа. Однако около 12 лет назад он умер, но Нина Ивановна не осталась одна. У нее 3 детей, 3 внуков и 3 правнуков. Женщина не опустила руки и до сих пор старается жить для них. Ежедневно бывший учитель вслушивается в трели школьного звонка, вспоминая свои уроки. Заботливо и трепетно любящая мама ухаживает за сыном-инвалидом, ждет детей в гости. По телефону общается со своей одноклассницей и подругой — Еленой Тимофеевной Пинчук, с которой они с первого класса дружили и сидели за одной партой.
Закаленная войной и прошедшая через кромешный ад, Нина Ивановна сохранила в своей душе искренность и доброту. Познавшая настоящую преданность, дружбу, любовь, она и сегодня дарит людям свою сердечность.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.