Насколько гомельчане довольны своим уровнем жизни и на чём «невероятные» прокололись в 2020 году

В октябре – ноябре прошлого года социологическая лаборатория ГГТУ имени П. О. Сухого провела опрос жителей области на тему их электоральных предпочтений и социального самочувствия. Итоги и выводы из этого исследования обсуждаем с руководителем лаборатории – доктором социологических наук, профессором Виктором КИРИЕНКО.

Виктор Кириенко: «Фактор ковида оказал сильное влияние на суждения людей»

Динамика важнее, чем проценты

– Виктор Васильевич, ваша лаборатория уже более 10 лет скрупулезно занимается изучением общественного мнения на Гомельщине. Какие особенности в ответах людей можно выделить на этот раз?

– Сильное влияние на суждения респондентов оказал фактор ковида. Мы как социологи привыкли к определенным разделениям: по полу, возрасту, уровню образования, месту жительства и так далее. А сейчас увидели новую стратификационную линию, с которой ранее не сталкивались, – коронавирусную. Безусловно, этот феномен требует дальнейшего изучения. Как говорят ученые, COVID-19 в ближайшее время никуда не денется, а значит, будет продолжать оказывать влияние на умы людей еще долго. Я бы здесь сравнил с фактором Чернобыля. Катастрофа произошла более 35 лет назад, но до сих пор с учетом этого аспекта мнения жителей Гомельской области по ряду вопросов все же отличаются от мнения жителей других, почти не пострадавших областей.

– Мне кажется, очень точно проведена параллель между влиянием Чернобыля и ковида. Да, это действительно коварная и непредсказуемая болезнь, однако уровень истерии, который определенными силами нагнетался вокруг коронавируса, зашкаливал. Он имел целью расшатать общество, посеять панику. И это отразилось на социологии. Какие еще тенденции и настроения можете отметить? Что влияло на суждения людей?

– В вашем вопросе мне нравится слово «тенденции» – как раз их мы хотим уловить в нашем исследовании. Ведь важны не столько проценты в ответах респондентов, сколько возможность благодаря им выявить направление, в котором движутся общественные процессы. Проследить, так сказать, динамику. В нашем случае мы с десяток лет по одной и той же методике задаем жителям области примерно одинаковые вопросы, поэтому видим определенные закономерности. Ну а среди весомых факторов, оказавших влияние на ответы людей в конце прошлого года, могу также назвать информационные войны, выборы-2020, инфляцию и санкции.

– Я не социолог, но в моем представлении для показателя социального самочувствия граждан очень важен ответ на вопрос, в какой мере человека устраивает его жизнь. Что об этом говорят полученные данные?

– Вы правы, динамика самооценки действительно является главным индикатором социального самочувствия. В конце прошлого года 64% респондентов обозначили уровень своей жизни так: она их в основном устраивает (в 2020-м таких было 62%, а в 2017 – 49%). Еще 18% жизнь полностью устраивает (в 2020-м – 15%, в 2015-м – 12%). Итого 82% – подавляющее большинство – позитивно оценивают свое положение. И лишь 3% заявили, что уровень жизни их полностью не устраивает. Я бы отметил, что на эти показатели оказала влияние ментальность белорусского народа. Согласитесь, у нас не принято говорить, что дела обстоят лучше всех или хуже всех. Отсюда и самый популярный ответ – как у всех, так и у меня.

– Есть ли разбивка, чем именно люди довольны или недовольны в социальной жизни?

– Безусловно. Лучше всего, по мнению жителей Гомельщины, у нас состояние религии и веры (39% полностью удовлетворены этой сферой). Также 36% абсолютно довольны возможностями получения высшего образования, 34% – энергетической безопасностью, 33% – военной, 30% – продовольственной. Что в принципе закономерно, ведь никто из нас не припомнит за несколько последних десятилетий веерных отключений электричества, отсутствия отопления зимой или пустые полки в магазинах. Единственное, по поводу военной безопасности обращу ваше внимание, что опрос проводился в конце октября – начале ноября, когда кризис на белорусско-польской границе еще не разразился. Если бы анкетирование было чуть позже, возможно, и ответы стали бы немного другими. Кроме того, расскажу, на что в обществе особо негативная реакция. Больше всего людей напрягает инфляция – этим недовольны 57% опрошенных. Другими словами, население очень волнует рост цен. И это тоже вполне объяснимо: мы не нация спекулянтов. Когда цены начинают плясать, можно ведь где-то подешевле купить, а здесь подороже продать, получить выгоду, но у нашего народа нет такой жилки. Белорусы – люди простые, открытые, все добывают трудом. Так что рост цен для нас не возможность на чем-то нажиться, а пугающий фактор. Становится страшно: а вдруг не хватит на хлеб и молоко, а как завтра детей кормить?

– Что еще беспокоит наших земляков? Какие они называют проблемные точки?

– На втором месте недовольство ростом цен на жилищно-коммунальные услуги – 28%. Это уже много лет в топе отрицательного отношения людей. Зато возмущенных работой служб ЖКХ стало меньше – лишь 11%. Хотя раньше этот пункт был зачастую на первой строчке. Резко снизилось и количество недовольных положением дел с коррупцией: с 23% в 2016 году до 8% в 2021-м. Я это связываю не только с улучшением качества работы коммунальщиков и правоохранителей (что тоже правда), но и с тем самым фактором ковида. Перед лицом смертельной инфекции люди стали меньше обращать внимание на второстепенные проблемы. Коронавирус выступил некой крайней точкой: либо ты или твои родственники выживают, либо нет. По сравнению с этим все остальное меркнет.

– Кстати, заметила, что медицинское обслуживание полностью не удовлетворяет лишь 7% респондентов. Что почти в два раза меньше, чем, например, в 2016 году. Получается, «невероятные», как ни старались, не смогли убедить население, что здравоохранение в стране развалено и пора кричать «караул»?

– Не смогли, потому что в реальности все видели, сколько ресурсов государство вкладывает в борьбу с ковидом и как медики отдают все силы для помощи пациентам. А это как раз говорит об уровне здравоохранения в стране. Сыграл роль и фактор Гомельской области. Она особенная не только потому, что здесь чернобыльские регионы, но и потому, что это юго-восточное приграничье. Люди в курсе, как живут их родственники в России и на Украине, и делают выводы. Они знают, что как бы ты ни крутил носом на кухне, выказывая свое недовольство, но по факту – если что-то случится, врачи придут на помощь: скорая приедет, койка в стационаре найдется, доктора назначат лечение. Причем не за баснословные деньги, как в странах Западной Европы или США. Медицина в Беларуси действительно в основном бесплатная, а возмездные услуги находятся под жестким контролем государства.

Трехпроцентная опера

– Хочется поговорить о выборных и поствыборных событиях 2020 года. Уже достаточно времени прошло, ситуация давно стабилизировалась – специалисты разных сфер ее проанализировали, представили свои выводы. В целом картина трактована как попытка мятежа. А что можно сказать о происходившем в тот период с точки зрения социологии?

– Я уже говорил, что на мнения и настроения граждан оказывают влияние разные факторы. Во время кампании по выборам Президента весомую роль сыграли информационные войны. В оппозиционных СМИ и соцсетях была развернута беспрецедентная атака на государство: любые действия властей переворачивались, подавались в негативном контексте, высмеивались. Причем в ход шли и откровенные фейки, передергивания, даже оскорбления – над достоверностью и справедливостью обвинений такие «акулы пера» совершенно не парились. Более того, как мы теперь понимаем, многие фейки были заготовлены заранее. Да и финансовых ресурсов кукловоды мятежа не жалели – были наняты профессиональные, а значит, недешевые политтехнологи. При этом надо честно признать, что властная вертикаль такой атаки не ожидала. В первые дни после выборов вообще наблюдалась некая растерянность, в том числе в государственных СМИ. Затем ситуация стала кардинально меняться, журналисты перехватили информационную повестку – положение в стране нормализовалось.

– «Невероятные» весь 2020 год носились с тезисом, что их 97%, а за Президента – только 3%. Ясное дело, это и близко не соответствовало реальности. Но вместе с тем расчет же был на то, что люди, выступающие за власть, в какой-то момент качнутся, поверив фейкам. Мог ли претвориться в жизнь такой сценарий?

– Маловероятно. Во-первых, народ у нас все-таки думающий, образованный, да и по-житейски мудрый. Во-вторых, манипуляции «невероятных» с цифрами были очевидны. Понятно, что при желании они могли получить не 3%, а вообще 1,5 – все же зависит от того, где проводить опрос. Если на ангажированном электронном ресурсе, там и 100% могут быть за или против кого-то. Однако экстраполировать эти данные на всю Беларусь совершенно некорректно. Подчеркну, социологические опросы вправе проводить только профессионалы в своей области, которые владеют методикой этого процесса, обеспечивают репрезентативность, чтобы были представлены все слои общества, дают подробную характеристику выборки.

– Но с точки зрения социального нейропсихологического программирования внушать населению, что рейтинг оппозиции 97%, это был правильный ход со стороны оппонентов власти? Мол, или ты с ними, или чуть ли не один против «абсолютного большинства».

– Видите, у меня на столе книга «Революционный невроз». Процессы формирования коллективной психологии требуют изучения. Почему нормальные спокойные люди, бывает, подхватывают какую-то странную идею и вываливают на улицу «мирно протестовать»? Я студентам провожу такую аналогию: влюбился парень в девушку аж до беспамятства, а потом в ней же разочаровался и возненавидел до безумия. В общественном сознании тоже могут происходить схожие процессы. Какая-то идея овладевает толпой, и никто уже не вникает в суть – все действуют на эмоциях, причем крайних.

Основные характеристики исследования:
Объект – совершеннолетние дееспособные жители Гомельской области Населенные пункты, в которых проводились опросы, – Гомель, Мозырь, Жлобин, Речица, Добруш, а также другие города, городские поселки, агрогородки, деревни Репрезентативность выборки – соблюдена по полу, возрасту, социальному статусу и другим значимым параметрам Количество респондентов – 1190 Время проведения анкетирования – октябрь – ноябрь 2021 года Доверительная вероятность выборки – 95% Статистическая ошибка – не превышает 2,5%

– А можно ли сказать, что миф о 97%, наоборот, сыграл с «невероятными» злую шутку? Все-таки это же колоссально оторванная от реальности цифра.

– Здесь палка о двух концах. С одной стороны, конечно, серьезный перебор. А с другой, еще идеологическое окружение Гитлера (тот же Геббельс) утверждало, что чем чудовищнее ложь, тем охотнее в нее верят. Так что «невероятные» в этой части опирались в некоторой степени и на нацистский опыт. Заметьте: 9 августа накрученных людей не интересовали реальные результаты выборов, они ведь вышли на улицы устраивать беспорядки и заявили, что у них украли голоса, даже не дожидаясь данных Центризбиркома. Но это не нашло широкой поддержки у общества в целом, особенно когда улеглись эмоции и пошла трезвая оценка ситуации. В социологии есть закон нормального распределения. Он гласит, что в социуме количество людей с крайними позитивными и крайними негативными взглядами всегда примерно одинаково. Результаты исследования очень точно это иллюстрируют. Для нас характерна взвешенная центристская позиция. То есть мало кто резко выступает за что-то и категорически против чего-то. Центристские настроения населения говорят о стабильности общества и государства. Таких людей чрезвычайно сложно раскачать на революцию. Из минусов позитивного центризма можно назвать, что наши люди все еще не готовы предпринимать меры для увеличения своего благосостояния. Лишь 15% указали, что с этой целью повышают квалификацию или осваивают новую профессию, всего 13% имеют дополнительную работу, а 8% перебиваются случайными подработками. При этом 40% выбрали вариант, что будут просто стараться жить по средствам.

– Виктор Васильевич, во время поствыборного кризиса от украинцев и жителей других «стран победившего Майдана» можно было услышать, что мы, белорусы, не ценим достижений нашего государства. Как считаете, это имеет под собой реальную почву?

– Скорее да. По нашим исследованиям, среднестатистический житель области рассуждает так: у меня и моей семьи всё в целом хорошо – на 5 из 5 баллов, мы же стараемся, мы молодцы. А вот у моих родственников дела чуть похуже – на 4 из 5, ведь там теща или свекровь, шумные дети, надоедливый дед и вообще они малость ленивые. А в стране, по такой логике, еще чуть хуже – на троечку из пяти. Потому что проще махнуть рукой и сказать, что чиновники ничем не занимаются. Конечно, это не объективные суждения, но и страшного в них ничего нет. Это так работает человеческая психика. К себе мы, во-первых, менее критичны, а во-вторых, свои усилия и достижения нам проще отследить и похвалить себя. В общем, вывод такой: чем ближе мой круг – тем лучше я ощущаю, что все-таки движусь в правильном направлении; чем этот круг дальше – тем хуже понимаю происходящее. И это абсолютно нормально.

Окончание разговора читайте в среду.

Источник: http://gp.by
© Правда Гомель

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.