Есть эта улица, есть этот дом…

В Лоеве по улице Советской, в её самом конце (на пересечении с ул. Партизанской), стоит одинокий и очень старый деревянный дом. Построен он где-то в начале прошлого века. Идущему мимо путнику преклонный возраст строения выдают лишь оконные переплёты. Сейчас дом, конечно, пуст. Бывших его обитателей давно нет с нами, а молодые наследники разъехались в разные края. Вот и стоит он до сей поры осиротевший и печальный…

А ведь в далёкие довоенные годы здесь жила большая и дружная семья Степана и Марии Захаревских (на снимках) — скромных учителей начальных классов. Степан Алексеевич прекрасно владел столярным ремеслом, его жена Мария (в девичестве Бражная) была замечательной портнихой, оба в молодости окончили Киевское педагогическое училище. Им хотелось преподавать детям азы грамотности, учить ребят необходимым жизненным навыкам.
Свой нелёгкий педагогический путь молодые наставники начали в далёком 1915 году, ещё до революции. Передо мной лежат две фотографии, датированные 1916 годом. С пожелтевших карточек на меня смотрит Степан Алексеевич в строгой тройке и белой косоворотке, вышитой по вороту. Молодой и симпатичный. И Мария Дмитриевна, совсем как пани — в тёмной шляпе, строгом костюме до пят, с ридикюлем в руках. Типичные представители интеллигенции добольшевистских времён, настоящие народные наставники, не по званию (раньше не было таких регалий), а по призванию. В Лоевской средней школе они проработали до трагического 1941 года.
Вырастили четверых детей, воспитав в них самое лучшее, доброе, светлое. Старший, Михаил (1917 г.р.), до Великой Отечественной войны учился в Ленинградской военно-медицинской академии им. Кирова. Средняя, Валентина (1919 г.р.), перед самой войной окончила факультет математики Гомельского педагогического института. Сюда же, на филологический факультет, в 1939 году поступила и Клавдия (1922 г.р.). Младший же, Александр или просто Шура, ещё учился в 6 классе.
А потом началась война. Сколько горя, несчастий, бед она принесла в каждую советскую семью. В блокадном Ленинграде добровольно остался Михаил. В это трагическое время он видел своё призвание медработника в оказании помощи народу, боровшегося с фашизмом не на жизнь, а на смерть. Служил он в медико-санитарном подразделении. Был награждён медалью «За оборону Ленинграда». Остальные члены семьи Захаревских оказались под немецко-фашистской оккупацией, так как оставались в Лоеве.
Это было очень тяжёлое время. За малейшее неповиновение нацистскому режиму людей расстреливали целыми семьями, не щадя стариков и детей. Я в это время была ребёнком, но до сих пор не могу вспоминать те ужасы без содрогания и сердечной боли.
В сентябре 1942 года полицейские власти решили открыть начальную школу, видимо, надеялись, что всегда будут заправлять на нашей земле. Поэтому учителей начальных классов вызвали повестками в управу. Им приказали организовать обучение детей. Директором школы принудительно назначили Степана Алексеевича Захаревского. Попробовал бы кто-либо из них не подчиниться фашистскому приказу! Да и какой в этом смысл. Дети шли к своим довоенным педагогам и несли с собой родные советские учебники, на страницах которых были изображены Ленин, Сталин, Красная площадь. В учебнике по чтению для 2 класса содержалось стихотворение-обращение. Не могу забыть его строки: «Товарищ Ворошилов, а если на войне погибнет брат мой милый, пиши скорее мне! Товарищ Ворошилов, я быстро подрасту и стану вместо брата с винтовкой на посту». Как говорится, на злобу дня, совсем по теме жизни. В один из дней директору приказали все портреты и «непотребные» тексты удалить, уничтожить, сжечь. Каждый из педагогов решал сам как поступить. В нашем классе Зинаида Демьянова Рымова, моя первая учительница, объяснила детям происходящее так: «Я вас учила книги не портить, поэтому листочки с портретами вождей сложите вдвое, эти страницы мы пока изучать не будем». Конечно, она очень рисковала, не выполняя приказ гестаповцев. Вскоре вместе с сыном Севой З. Рымова ушла в партизанский отряд.
Школа просуществовала недолго, около 2 месяцев. Когда через Лоев прошли соединения Ковпака и Сабурова, активизировали свою деятельность местные партизаны, её закрыли. Хоть полиции было уже не до образования, на семье Захаревских все эти события впоследствии отразились негативно.
С освобождением Лоева заработала советская школа, а Степан Алексеевич был арестован. И вовсе не за то, что почти 2 месяца был директором (ведь никого из учителей не тронули), а по коварному доносу о «страшном» преступлении — сожжении портрета великого вождя Сталина. К сожалению, в те времена этого было достаточно, чтобы сломать людские судьбы — С.А. Захаревского осудили на 10 лет. «Беда не приходит одна» — гласит народная мудрость. Верная его супруга не смогла пережить навалившегося горя и в роковом 1946 году скончалась. Год спустя не стало старшего из сыновей — Михаила, который после войны продолжил учёбу в академии. Однако перенесённые голод и лишения во время блокады Ленинграда окончательно подорвали здоровье мужчины.
В белом домике по улице Советской оставались жить младшие дочери и Александр. Сёстры приложили много усилий, чтобы дать образование брату, и он вырос достойным человеком. Время шло, страна потихоньку восстанавливалась, налаживались все сферы жизни. Валентина стала учить детей математике в Крупейской школе, Клавдии институт закончить не удалось, поэтому она трудилась на разных должностях, попутно училась и в итоге стала бухгалтером. В 1949 году Шура на отлично окончил Лоевскую среднюю школу. В память о старшем брате, безвременно ушедшем из жизни, он решил стать врачом и в 1955 году окончил Витебский мединститут. Работал в Волковыске, окончил аспирантуру Минского мединститута, здесь же остался ассистентом кафедры фармакологии, сумев подняться по карьерной лестнице до руководителя Центральной научно-исследовательской лаборатории при вузе. В 1963 он получил звание кандидата наук, в 1975 г. — доктора наук, а в 1982 г. — профессора. С 1996 года наш земляк — профессор кафедры фармакологии. Александр Степанович является автором 17 изобретений в этой области, а также учебника по фармакологии для учащихся медучилища. Он опубликовал более 200 собственных трудов, подготовил 21 кандидата медицинских наук. Одновременно с этим был председателем Белорусского научного общества фармакологов и токсикологов, заместителем председателя фармакологического комитета Министерства здравоохранения Республики Беларусь. Признан заслуженным деятелем науки, награждён Грамотой Верховного Совета БССР, знаком «Отличник здравоохранения СССР», медалью «Ветеран труда». Находясь на заслуженном отдыхе, он не оставляет дело всей своей жизни. Не забывает А.С. Захаревский и о малой родине, каждый раз возвращается в Лоев, чтобы отдать дань памяти родным и близким.
P.S. Степан Алексеевич Захаревский был освобождён в 1952 году и впоследствии реабилитирован. Он дожил до 1973 года и успел порадоваться первым успехам и достижениям сына, которым очень гордился.

Добавить комментарий