Герой Беларуси — Михаил Александрович Карчмит

СВЕТ ДОБРОЙ НАДЕЖДЫ

Заходя в кабинет председателя сельскохозяйственного производственного кооператива «Агрокомбинат «Снов»» Несвижского района Михаила Карчмита, я почти всегда видела его склонившимся над бумагами или разговаривающим по телефону. В первом случае он тут же поднимался, здоровался. Во втором, продолжая разговор, протягивал руку для приветствия и жестом приглашал сесть.
Что интересно, за его традиционным «Здравствуйте» тут же следовало: «Вот думаю…», или «Планируем…», или «Купили…». И он делился то новой идеей, то радостью от современнейшего приобретения, то проблемой, которая мешала нормально работать и требовала неотложного решения.
* * *
Март 2001 года. Пару недель прошло после отчетного собрания в хозяйстве. Михаил Александрович говорит:
— Анализирую цифры. Не нравятся. Надо думать, что в свиноводстве делать, чтобы снизить затраты. В птицеводстве вышли на мировые показатели, а здесь что — не одолеем?! Хочется доказать, что сможем.
И смогли. И доказали. Как доказали, что и у нас, а не только в Западной Европе, за 42 дня можно суточного цыпленка превратить в почти двухкилограммового бройлера. Доказали, что и на свинокомплексе возможно в четыре раза повысить производительность труда, на каждом откорме иметь в сутки 700 граммов привеса, а затраты кормов на центнер продукции сократить с 4,13 центнера кормовых единиц в 2002 году до 3,7 центнера — в 2003-м.
Михаил Карчмит был сторонником самостоятельности своих специалистов — от каждого ждал интересного предложения, каждого выслушивал, все взвешивал, а затем принимал решение.
* * *
Весна 2004 года выдалась холодной и слякотной.
Михаил Александрович в кабинете, одет в теплый свитер — видно, что ему нездоровится. Извиняется за такую неофициальную «экипировку»:
— Вчера коров перевозили из Слободы в Новый Снов. После реконструкции ферму заселяли. До десяти вечера пробыл там. Немного простыл.
В другой раз он до темноты провозился в поле вместе с главным агрономом Владимиром Бобром и механизатором Валерием Кравцовым. Испытывали мощный «Челенджер» перед тем, как заключить договор с поставщиком. Хотел сам увидеть, как проявятся достоинства зарубежного «гостя» на сновских полях. Трактор по такому случаю одолжили у смолевичского фермера западных корней Штотца. Убедившись в высокой эффективности машины (иное здесь просто не приемлют), дал добро на покупку.
Введение любого новшества предварялось учебой, поездкой в другие страны. Искали самое лучшее. И внедряли, приспособив к местным условиям.
***
«Я — крестьянский сын,» — говорил с такой гордостью, с таким достоинством Михаил Карчмит.
Именно там, в родном доме, были получены первые уроки настоящего патриотизма. Карчмит никогда не стеснялся этого слова. Наоборот, он часто подчеркивал свою причастность к этому высокому понятию. Считал: поручили тебе дело — выполни его как можно лучше, принеси наибольшую пользу людям, которые тебя окружают, а по большому счету — своему народу.
С такими принципами работал после школы в Минске на заводе. Служил в армии в Нижнем Тагиле, откуда демобилизовался с медалью «За воинскую доблесть». Учился в Белорусском институте механизации сельского хозяйства. Этим принципам остался верен и когда пришел инженером в колхоз «Ленинский путь» на Несвижчине. При распределении Карчмиту предлагали место на столичном заводе имени Вавилова. Но молодого специалиста по-прежнему влекла деревня…
Уже с должности главного инженера он перешел председателем в колхоз «Рассвет» того же района. Без особого желания: о карьере не думал. Но в райкоме партии сказали: «Надо». Дисциплину он уважал. А когда взялся за гуж… Оказалось, что может.
— Я же в агрономии небольшой знаток был. Учился на ходу. Везде во все вникал, до мелочей. По хозяйству мотался — на день не хватало заправки бензином. Может, на первых порах это и хорошо. Многое постиг. Потом стало хватать заправки на день. Потом — на два. Меньше ездить стал, больше обдумывал, решал. Советовался с опытными специалистами.
Дела в колхозе заметно улучшились. Молодого руководителя наградили орденом «Знак Почета».
Позже в «Снове» за свои старания Михаил Карчмит получил звание «Заслуженный работник сельского хозяйства Беларуси», лауреата Государственной премии. И — Золотую Звезду Героя Беларуси, крестьянский сын, посвятивший себя служению родной земле…
***
Михаил Карчмит стал достойным преемником Героя Социалистического Труда Я.В. Алексанкина. Вовремя сориентировался, правильно распорядился миллионами, вложив их в создание перерабатывающей отрасли, в модернизацию всего производства.
Руководителем тогдашнего ордена Дружбы народов колхоза имени Калинина его избрали летом 1988 года, когда Яков Васильевич Алексанкин по состоянию здоровья отошел от дел. Знакомясь с хозяйством, Михаил Александрович увидел как тяжело приходилось свинаркам: ручной труд, отсутствие теплой воды, повышенная влажность в помещениях.
Уже буквально в следующем году на сновских фермах полностью механизировали трудоемкие процессы, изменили бытовые условия работы людей. А в конце 90-х начали новый этап реконструкции. В животноводческих помещениях улучшился микроклимат. Все процессы стали контролироваться компьютерами. Заметно возросла производительность труда. Если в 1976 году, к примеру, Елене Степанович дали Героя за получение полутора тысяч поросят, то теперь каждый оператор свинокомплекса выхаживает за год пять и более тысяч голов молодняка, и это считается в порядке вещей. Концентрация молочного стада на двух фермах с новейшим доильным оборудованием и кормораздатчиками позволила значительно увеличить количество закрепленных за одной дояркой коров. В итоге появилось здоровое соперничество: в коллективе смогли остаться только самые добросовестные и трудолюбивые.
Таким же путем совершенствовалась птицеферма. За время работы М.А. Карчмита на ней построили четыре новых птичника, реконструировали остальные. Значительно расширился, обзавелся современными линиями собственный комбикормовый завод. Мощная техника, новейшие технологии пришли на просторные колхозные поля.
Внедрение современных методов хозяйствования во всех отраслях позволило значительно увеличить объем производства продукции. В 2003 году по сравнению с 1990-м зерна получили больше на 80 процентов, сахарной свеклы — на 71,8, молока — на 39, мяса — на 71 процент. Михаил Александрович всегда подчеркивал, что они даже в самое тяжелое время, сразу после развала Союза, не только не снизили объемы производства, но и продолжали постепенно наращивать их. Строительство собственных мясо- и молокоперерабатывающих цехов, фирменных магазинов позволило обеспечивать потребителей разнообразной, свежей и вкусной продукцией.
Что бы ни говорили — в надежные руки перешел тогдашний колхоз имени Калинина. Прибыль здесь теперь считают миллиардами.
***
Сегодня агрокомбинат «Снов» далеко известен своими новейшими технологиями в растениеводстве, в содержании скота и птицы, в переработке мяса и молока. Известен высокими показателями в любой отрасли. Все это — итог огромнейшего умственного и физического труда. Самого Карчмита — трудолюбивого и фанатически преданного земле. Специалистов и рабочих, которые смогли вписаться в жесткие рамки его требований, жизненные принципы и профессиональные навыки которых зазвучали в унисон с председательскими.
Как гордился Карчмит своими специалистами, когда разработанный ими бизнес-план реконструкции мясокомбината успешно прошел защиту в Минсельхозпроде, госэкспертизу в Минфине и Минэкономики! Он искренне радовался победе.
Она окрылила и вдохновила на настоящий трудовой подвиг. Работы на этом объекте выполнили за 11 месяцев — новый колбасный цех начал давать продукцию в марте 2004 года. Надо иметь одержимость, напористость, какие были у Карчмита, и так «завести» команду, чтобы все «горело».
Его стремление быстрее сдать объект было понятным. Переработка круглый год дает стабильное поступление денег. И немалых: теперь ежедневно на реализацию они отправляют продукции на 140 миллионов рублей. Месячная выручка только от мясных изделий составляет около 3 миллиардов. Если на старых площадях за смену могли дать 6-7 тонн новой продукции, то с вводом нового колбасного цеха стали производить 15-17 тонн.
— На этот показатель, согласно бизнес-плану, мы должны были выйти в течение четырех лет. А вышли буквально за три месяца, — чуть позже скажет мне директор мясо-молочного перерабатывающего производства Виктор Томашевский.
Карчмита в это время уже не было в живых, но заданный им темп ускорения остался.
Строили и строят в хозяйстве жилье. Предметом особой гордости является станция обезжелезивания воды.
Были у Карчмита и другие замыслы.
Например, начать выпуск хороших твердых сыров. На это навела банальная покупка сыра в минском магазине, вкус которого не понравился. Надо было бы и зимний плавательный бассейн капитально отремонтировать…
Не успел…
* * *
Его большое и доброе сердце пропускало через себя чужие беды. Он умел сочувствовать, сопереживать, входить в положение. Советовал, помогал. Особое удовольствие ему доставляло помогать людям, которые сами стремились что-то делать, чего-то достичь.
В нем каким-то образом умудрялись уживаться две абсолютно разные черты руководителя. С одной стороны — наставник, воспитатель, нянька, если хотите. Вот это — нашенское, такое родное, славяно-советское. С другой — педантичный, расчетливый, предусмотрительный бизнесмен, истинный западный менеджер.
Совмещая несовместимое, очень нелегко приходится…
* * *
Да, Карчмит требовал, чтобы каждый выкладывался на работе. Временами был крутым и жестким. Но и себя не щадил. Ведь на время его руководства выпали самые трудные годы: развал старой системы хозяйствования, поиск новых путей. Кто знает, стал бы «Снов» тем, что он есть сейчас, если бы не строжайшая дисциплина и требовательность руководителя?!
Тамара Праль-Гуль.
(Из собрания очерков «Герои Беларуси», 2015 год издания).

0

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.