Лоевщина: Пускай не гаснет памяти свеча

Как быстро проходит время. Через пару дней мы будем радоваться первому весеннему дню, а в тихом уютном домике в деревне Городок Мария Марковна Луцких (Бурба) (на снимке) отпразднует свой 95-й юбилей.

Нам, живущим в ХХI веке, несказанно повезло: у нас пока есть возможность видеть, общаться, прислушиваться к словам тех, кто пережил лихолетье самой кровопролитной войны, кто, пройдя через горнило фашистской неволи, преодолев тяжелейшие испытания, выжил и не сломался.
Мария Марковна родилась в крестьянской многодетной семье. Бедность, нищета, голод — вот воспоминания той далекой поры. От голода умер отец, и мама поднимала троих детей одна. Пришлось девочке и в заработки по людям ходить, и детей чужих нянчить. Когда наладилась чуточку жизнь, купили они себе корову. Казалось, что все устроится и будет хорошо. Но…
Помнит Мария Марковна воскресный июньский день, когда они с сельскими девчатами гуляли в парке. Любовалась молодежь стройными деревьями, тихим всплеском днепровских волн. И вдруг это умиротворение нарушили крики голосящих женщин, хмурые взгляды мужчин с котомками за плечами и непонятное волнение у здания сельского Совета. Началась война. Страшно, но практически все ушедшие в тот день на фронт не вернулись домой.
Когда фашисты оккупировали территорию Лоевского района, пошла повальная отправка молодежи в Германию. Юная Мария тоже не смогла избежать этой участи, хотя позже узнала, что некоторые обжигали себя крапивой, и когда немцы видели сыпь, то больных не забирали. Для работы они отбирали крепких и здоровых молодых людей. Чуть позже подобные уловки с крапивой и увечьями уже не проходили. Мария Марковна часто вспоминала родные березки, пыльную дорогу до Речицы, душный товарный вагон, на котором их доставили в Польшу.
Первое время она работала на цинковом заводе в местечке Липино. Условия ужасные, каждое утро начиналось с переклички и проверки. Если конвойные замечали, что у кого-то появились ссадины или сыпь, если кто-то выглядел слабым и изнеможенным, их сразу отправляли на расправу, многих спалили в крематории. Такая участь постигла лучшую Машину подругу. А она как-то выдержала, хотя было очень тяжело. Однажды молодая женщина (учительница из Казимировки) предложила бежать из лагеря. Аргумент был очень веским: «Как мы можем делать пули, которыми фашисты будут убивать наших братьев и отцов?». Шесть человек решились на этот поступок. Марии в ту пору исполнилось только 17 лет. С волнением вспоминает женщина, как брела по лесам и каменистым дорогам, ночевала в стогах, как хотелось пить и есть, а боль израненных и избитых ног до сих пор заставляет содрогаться. Ведь от невыносимых кровоточащих ран девушка теряла сознание. Но мытарства на этом не закончились. Вновь была колючая проволока и лагерь в местечке Котовины. Там она работала в прачечной, стирала одежду для пленных. А их привозили каждый день, стариков и детей, худых, раненых, измученных. Сердце обливалось кровью, глядя на их страдания. А через год Марию отправили в Германию, где она больше двух лет работала на хозяина. Белорусов, оставшихся в польских лагерях, вскоре освободили, и они вернулись домой. А Мария Марковна смогла ощутить полную свободу только после Победы. Женщина сквозь слезы рассказывала, как радовались люди, услышав русскую речь, как ликовали и искали узников Гомельской области, с какой надеждой считали долгие дни возвращения.
«Мама не надеялась увидеть меня живой, — вспоминает наша героиня. — Слава Богу, Переделку не сожгли, уцелела и родная хатка. Я помогала маме и бегала в Городок, где в одиночестве жила наша тетушка. Все ее родные погибли, а дочь умерла от тифа. А как слегла она, я до самой смерти ухаживала за ней, ничего уже не боялась». После войны девушка работала на крахмальном заводе. Здесь же познакомилась с будущим мужем, простым украинским пареньком. Казалось, что вот-вот счастье поселится в их доме. Муж у Марии Марковы был хорошим человеком, работягой, внимательным супругом и любящим отцом для четверых детей. О многом мечтали супруги, но все это осталось лишь в воспоминаниях. После тяжелой болезни муж скончался, а сильная женщина одна воспитывала детей, держала большое хозяйство, 19 лет проработала дояркой в Казимировке. Не знала она ни выходных, ни отпуска. Трудно было и детям, ведь еще на зорьке будила их бабка, чтобы подоить корову и выгнать на пастбище. Успевали ребята учиться, делать домашнюю работу, управляться с лошадью и огород содержать в полном порядке. Достойных детей вырастила Мария Луцких. Только вот беда неустанно преследовала женщину по жизни. Пройдя такие испытания, суждено было ей похоронить сына. И это горе сильно подкосило здоровье. Но она никогда не остается одна. Сейчас рядом с ней младшая дочь, которая, словно источник жизненной энергии, многие годы оберегает покой мамочки, взяв на себя все житейские проблемы. Часто приезжают ее дети из Гомеля, чтобы помочь маме и бабушке. А вообще у бабушки 11 внуков и 10 правнуков. Вот оно — настоящее богатство!
С теплотой и грустью вспоминала женщина счастливую жизнь деревни, праздники и будни сельчан, свадьбы и родины. Похоронив всех друзей, она живет прошлым. Трудно представить, что в раннем детстве и юности пришлось ей перенести: страх и жестокость концентрационных лагерей, боль и ужас оккупации, голод и холод, сиротскую долю и вдовью судьбу. Но вся ее жизнь — это настоящий урок мужества для молодого поколения, пример стойкости характера и необъятной доброты.
Беседуя с Марией Марковной, я не переставала восхищаться ее мудростью, ясностью ума, уникальной памятью, умением любить и переживать. И даже сейчас бабушка продолжает беспокоиться о детях и внуках и молит Бога об одном: чтобы юное поколение никогда не увидело то, через что пришлось пройти им.
Именно поэтому горькие воспоминания очевидцев и участников тех далеких событий просто необходимы потомкам, чтобы история не повторилась, чтоб не погасла свеча памяти.
А мы поздравляем Марию Марковну с замечательным юбилеем!
Мира Вам, здоровья, долголетия, доброты и душевного тепла!

0

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.