Грибная история

Зарисовка с натуры


Невольный трепет охватывает душу, когда оказываешься наедине с природой, и всё чудится, что вот-вот встретишься с лесным гномом-волшебником, и он раскроет свои сокровища. Неведомая сила манит заглянуть под ёлку, что у тропинки, и вот оно — чудо из чудес — на белой крепкой ножке такая же крепкая коричневая шапочка и весь он, кряжистый, первый подарок леса — белый гриб!

Зарисовка с натуры

Невольный трепет охватывает душу, когда оказываешься наедине с природой, и всё чудится, что вот-вот встретишься с лесным гномом-волшебником, и он раскроет свои сокровища. Неведомая сила манит заглянуть под ёлку, что у тропинки, и вот оно — чудо из чудес — на белой крепкой ножке такая же крепкая коричневая шапочка и весь он, кряжистый, первый подарок леса — белый гриб!

Зарисовка с натуры


Кому неведома бодрящая прохлада утреннего леса, когда на листве еще сверкают капельки росы, в которых переливаются всеми цветами радуги первые лучи осеннего солнца? Воздух напоен ароматом трав, хвои, смолы. Где-то ещё в августе солнце подсушило межлесье, трава пожухла, поблекла. Но в лесу жизнь идет своим чередом. От веточки к веточке, от кустика к кустику лес перекрылся тонкими нитями паутины. Идешь и все время с лица смахиваешь тонкую сетку. Смахнёшь, вроде ничего, а пройдёшь шаг-два — и опять на лицо легли невесомые нити.


Невольный трепет охватывает душу, когда оказываешься наедине с природой, и всё чудится, что вот-вот встретишься с лесным гномом-волшебником, и он раскроет свои сокровища. Неведомая сила манит заглянуть под ёлку, что у тропинки, и вот оно — чудо из чудес — на белой крепкой ножке такая же крепкая коричневая шапочка и весь он, кряжистый, первый подарок леса — белый гриб! Этот лесной подарок завлекает, завораживает, и вот уже нельзя оторвать от него глаз, не восхищаться. Наверное, каждому знакомо это чувство — радость грибника.


А лес увлекает всё дальше, дальше. Грибов, самых разных, так много, что незаметно корзина тяжелеет. Каких только грибов в ней нет! Лисички — от крошечных гладеньких до огромных складчатых, чем-то напоминающих граммофонные трубы, крепкие подберёзовики на серой упругой ножке, которые порой не отличить от подосиновиков, моховики в замшевых желтых шапочках, собранные на зелёных и серых мшистых подушках. Так или примерно так рассуждает каждый грибник, входя под своды лесного царства. Но всё оказывается не так просто в «тихой охоте».


Ранним утром семья из трёх человек отправляется в лес. У мамы с папой в руках — корзины, а у семилетней Алёнки — корзинка. Мама с папой пришли за грибами, а Алёнка — за грибными историями. Иногда такие вкусные попадаются!


Пробираться через бурелом довольно трудно: то ветка какая-нибудь в глаз отскочит, то крапива руку обожжёт. А ещё что примечательно: на самых грибных местах трава уже примята, и главное — грибы не спешат показываться. «Разобрали, видать другие грибники нас опередили», — говорит папа. Мама и Алёнка в ответ только вздыхают, трудно с ним не согласиться — повсюду встречаются только срезанные ножки от грибов. И лишь на одной полянке Алёнка вдруг увидела маленького маслёнка. Не гриб — грибёночек. Это она так сказала «грибёночек». А поодаль — большущий боровик с дырявой шляпкой. Не гриб — грибище! Маленького не тронули, потому что не заметили, а старым, должно быть, побрезговали.


Алёнка тут же стала придумывать сказку: «В четверг, после мелкого грибного дождичка, на лесной полянке вылез из-под земли маленький Маслёнок. Долго продираясь сквозь мокрую землю, он больше всего беспокоился, что помнётся его новенькая шляпка. «Ничего, на воле расправится», — успокаивал он себя.


И вот земля над ним беззвучно расступилась, и Маслёнок впервые увидел свет. Его шляпку прикрывал сухой прошлогодний лист. Маслёнок не спешил вылезать из-под него. «Надо оглядеться», — рассудил он. Сколько было вокруг деревьев, трав, цветов!.. Скоро он заметил и своих сородичей — под деревьями росли грибы. Они были непохожи друг на друга. Тогда Маслёнок ещё не знал, что грибы бывают разные не только с виду, но и по характеру. Но его-то грибы сразу заметили. И тотчас начали обсуждать.


— Явился, не запылился, да ещё и не здоровается, невежа! — воскликнула Сыроежка.


— В наше время дети такими не были, — важно сказал Подберёзовик.


Лисички дружно захихикали, одобрительно закивали. Прочие грибы тоже заговорили. Вообще-то Сыроежку недолюбливали, считали невоспитанной. Но на этот раз дружно поддержали. Маленький Маслёнок при этих словах совсем растерялся.


— Тише, тише, Боровику не понравится, как мы встречаем нового жителя лесного царства, — зашептали вдруг все грибы, поглядывая на старого Боровика, одиноко стоящего под елью.


— Не шепчитесь, он ведь давно глухой, — заявила Чернушка и продолжала: — Посмотрите на него — какой царь станет носить такую дырявую шляпу?


Лисички опять дружно засмеялись. Масленок посмотрел на старика-Боровика, и ему показалось, что царь грибов вздохнул украдкой. «Должно быть, он прекрасно слышит, — догадался малыш, — просто ему порядком надоели пересуды подданных».


Тут как тут появились люди с корзинами. Они просто не могли обойти поляну, откуда шел такой сильный грибной запах… Вмиг вредная Сыроежка, Подберёзовик с Чернушкой и ехидные Лисички оказались в корзинах грибников. А вот старика-Боровика и маленького Маслёнка люди не тронули. И Маслёнок даже загрустил от того, что полянка совсем опустела.


— Не горюй, малыш, — вдруг произнес Боровик. — Для того грибы и родятся, чтобы их искали и находили. Найдут — обрадуются. Сорвут или срежут — новые вырастут.


Вот и сказке конец, а кто слушал — молодец», — по привычке добавила Алёнка по окончании истории. Родители только диву даются — вот так фантазия у ребёнка! «Однако и нам о грибах забывать нельзя» — сказал папа, и мама с Алёнкой торопятся вслед за ним. У них на пути — неопознанные грибные шляпки. Брать или не брать? А вдруг — «добрый» гриб? Но мама рассудила правильно — лучше не рисковать: не знаешь — не бери! Не ешь тем более!


И вот, наконец, наступает тот заветный миг, когда взгляд различает в буйной мешанине лесных красок долгожданные грибы… Те самые! Между нагретыми солнцем сосновыми стволами в короткой траве поблескивали шоколадно-тёмные пятаки молоденьких маслят! «Небось, уже зачервивели», — тут же мелькнула у родителей тревожная мысль. С опаской срезали первый десяток, но срезы были чистыми и отливали желтизной, как свежее сливочное масло. И, присев на корточки, папа и мама начали срезать обильно высыпавшие семейки и рядки чуть влажных и таких красивых молоденьких грибов.


А на опушке — огромная ель, нижние ветви, тяжёлые от иголок, расстилаются по земле. Папа с мамой вместе поднимают их, а под ними — несколько лисичек, притаившихся на усыпанной опавшими иголками земле. Неплохая добыча! Чуть дальше — боровики с разными шляпками, то твёрдые, молоденькие с тёмно-красной шляпкой, то уже большие, тёмно-коричневые, которые в народе называются почему-то «абабками». Не подвело в этот раз грибников «охотничье» счастье. Корзинки наполнены, пора домой, но напоследок — пикник на поляне.


Однако, осень — пора непредсказуемая. Хорошо, что догадались взять с собой плащи. Не успели ещё выйти из леса, как затихло щебетание птиц, перестало ощущаться еле заметное движение воздуха. Дождь сорвался неожиданно, прошумел вверху и умчался дальше, как нашкодивший мальчишка. Деревья, умытые дождём, стряхнули с себя остатки капель и вновь затихли. На небе раздвинулись шторы-облака, на землю брызнули потоки солнца, и лес вновь наполнился птичьим гомоном.


— Ну, отдохнули мы всё-таки прекрасно, и грибов, и впечатлений набрались, — рассуждали родители по дороге домой, унося в корзинах богатую добычу. Но больше всех была рада Алёнка, ведь она уносила из леса нечто более ценное — лесную сказку.


Татьяна Белова, «ЛК».

Добавить комментарий