Абрамовка. Вся жизнь с тобою….

Моё село, мой край любимый!
К себе ты манишь неспроста.
С неодолимой нежной силой
Влекут родимые места.

Многих лоевчан беспокоят летние дожди, что властвуют последние дни с уверенной силой. И лишь немногие тешат душу тем, что теплые ночи в сырую погоду являются хорошим предвестником грибного урожая. У каждого любителя леса есть свои сокровенные места, где сразу спешишь под березку или на мелкую просеку. Именно там ждут крепкие боровички, яркие лисички или грациозные подосиновики. Красота! А для жителей маленькой деревеньки Абрамовка весь зеленый массив — дом родной, ведь они знают здесь каждое деревце и бугорок, чувствуют настроение окружающей среды и спешат сюда порой, чтобы просто отдохнуть, вспомнить прошлое, заглянуть в далекое детство. Иногда кажется, что все было только вчера, а ведь прошла целая жизнь…

ВМЕСТО  ПРЕДИСЛОВИЯ

В начале XVIII века здесь был хутор, что принадлежал графу Румянцеву-Задунайскому, и проживало в 4 дворах 19 человек. В 1926 году деревня заметно выросла, более 200 тружеников работали на земле, но 60 процентов из них составляли польские семьи. Возможно и название посвящено первому поселенцу Абрааму. В 1930-м организован колхоз «Полесская правда», работала кузница. К сожалению, более точных данных из далекой истории этого населенного пункта нам не удалось найти.
Сегодня в Абрамовке в 4 домиках проживает 7 коренных сельчан. Их мало, но они привыкли жить одной большой семьей, помнят свою историю, дорожат малой родиной и никуда не хотят уезжать. Здесь их дом, корни. А вот в 50-е крепко стояли 20 домов, и около 70 сельчан считали себя самыми счастливыми людьми. Нет, особо хвастаться они не могли, ведь время было сложное, а вот воспоминания, действительно, очень схожи, словно мыслят в унисон, вспоминая необыкновенную дружбу, какой не встретишь ни в одном селе.

НИКОЛАЙ НИКОЛАЕВИЧ МЕЛЬНИКОВ…

…хорошо помнит тяжелое послевоенное время. Не вернулся с фронта отец, поэтому работать наравне со взрослыми начал практически с малых лет. На сенокосе, в поле, в лесу, за сохой и волами — везде успевал и радовался каждому наступающему дню. На его глазах постепенно крепло хозяйство, люди залечивали раны войны. С воодушевлением рассказывал Николай Николаевич, как люди восприняли новость о том, что Абрамовку и Николаевку объединяют в один совхоз имени Энгельса. Председателем назначили простого безграмотного крестьянина Лубяного, который вместо подписи ставил крестик. Но как он чувствовал землю, знал, чем удобрять, что сажать, как ухаживать. Сельчане жили трудом, переживали за общее дело, хотя голодное время многих гнало в заработки: в Россию и Украину. Достойно отслужив в рядах Советской Армии, поработав в Карелии, не смог Николай Николаевич быть далеко от родных мест, поэтому вернулся домой, чтобы на всю жизнь остаться здесь. 8 лет работал в полеводческой бригаде, а потом 35 лет крутил баранку автомобиля. Несмотря на годы, а ему в феврале исполнилось 80, они с женой, единственные в деревне, до сих пор держат корову, обрабатывают грядки. Его супруга, бывший ветеринар, и сейчас помогает живущим рядом людям, ведь в их семье так заведено: приходить на помощь всем и всегда. Этому научила их милая деревушка. 20 семей, живших некогда в этих местах, умели трудиться, делиться счастьем и горем, весело отдыхать. Сплоченными и дружными во все века были сельчане. А со временем и вообще стали родными: одни женились, другие покумились, а в результате получилась одна огромная семья. В будние дни привыкли все беспросветно работать, а вот в престольные праздники и по воскресеньям собирались у дома Бондарей, устраивали грандиозного масштаба гуляния: конкурсы, песни, пляски. Хохотом встречали сельчане «Цыганочку с выходом», знали, что скучать не придется. А Николай Николаевич был веселым человеком, шутником и заводилой.

ПЕТР ИВАНОВИЧ БОНДАРЬ…

… родился в 1952 году, но веяния военных событий коснулись и его. Вместо игрушек собирали они с друзьями по песку гильзы от патронов, чтобы использовать их вместо свистков. Часто, склонив головы, стояли у дуба, где находилось братское захоронение погибших воинов, не забывали положить цветы на могилку похороненному под грушей офицеру, да и воспитывались тогда на воспоминаниях ветеранов, которыми всегда дорожили. Рассказывая о своей любимой Абрамовке, Петр Иванович ностальгически улыбался, но взгляд был где-то там, далеко-далеко. Мыслями он переносился на саженку пана Михнева, где порой купались в знойные летние дни, под старую грушу-дичку, что кормила всю деревню. Женщины сушили плоды в печи, а зимой варили вкусную «квасовку» или пекли румяные пышки с тертыми грушами. Как только созревали эти «деликатесы», многие спешили сюда, чтобы сделать запасы на зиму. «Вы только представьте: никогда не случалось так, что одна семья будет с запасами, а в другом доме поселится нищета и голод. Все знали, кто еще не собирал урожай, сотрясая каждую ветку. И если кто-то вдруг замешкался, то сердобольные соседи несли в дом полную корзинку».

МОЛОДЕЖЬ «ВОЕННОГО ГОРОДКА»

Молодежи тогда в селе было много, и все они дорожили мирной жизнью и возможностью работать на земле. После 4 классов Петр Иванович смело водил в поле лошадь, в 5-м на волах ездил за дровами, а в 9-м профессионально косил траву, в ночные смены трудился на зерноскладе. Весело жили и дружно. Бодро чеканя строевой шаг, ходили подростки в соседнюю деревню в школу и старались прилежно учиться. На остановке «Николаевка» часто устраивали ребята танцы и различные соревнования. Много среди них было творческих личностей. По вечерам любили на улице в чугунке готовить картошку, порой к ним присоединялись сельчане постарше. Играли в лапту, но футбол был самым любимым занятием. Возле магазина разбили подростки игровое поле, создали свою команду, а соревнования проходили со спортсменами всех окрестных деревень. И в большинстве состязаний абрамовцы побеждали, ведь практически все сверстники занимались спортом. Возможно именно это послужило поводом назвать Абрамовку военным городком. 13 юношей в разные годы стали офицерами, посвятили жизнь защите Родины: Григорий Бондарь, Василий Бондарь, Николай Мельник, Петр Мельник, Михаил Шатило, Виталий Бондарь, Дмитрий Николаевич Гуринович, Дмитрий Анатольевич Гуринович, Сергей Гуринович, Василий Гуринович, Михаил Крылов, Николай Кацубо, Сергей Павлющенко.
Григорий Бондарь, командир группы захвата в Афганистане, полковник запаса, — один из немногих, кто был награжден двумя орденами боевого Красного Знамени, медалью «За отвагу», серебряным крестом «За веру Отечеству». Равняясь на него, 6 парней поступили в военные училища. Мечтал этот человек отстроить Абрамовку, преобразовав ее в туристический центр. Строил планы, проекты, оформлял документы. Но скоропостижная смерть разрушила все надежды.

ПРИТЯЖЕНИЕ РОДНОЙ ЗЕМЛИ

Долго беседовали земляки, вспоминая добрых соседей. Эмоционально описывали исчезнувшие здания сельской кузницы и магазина, конюшни и фермы, где работал отец Петра Ивановича. С хитринкой рассказывали о курьезных ситуациях на вересковом кругу, о конкурсах танцоров. Как наяву представляли они, что слышат музыку самого лучшего гармониста Ивана Бондаря… Подходя к маленькому ухоженному домику, настроение Петра Бондаря заметно изменилось — разволновался. Вот и родительский дом. Как бы ему хотелось, чтобы в окнах всегда горел огонек той далекой любви, веры и надежды, счастья, тепла и уюта, радости и добра, которые в нем жили, чтобы всегда рядом были любящие, ласковые, нежные, заботливые и такие милые сердцу родители… Увы, уже не посидишь, как когда-то, рядом с ними на скамейке, не поговоришь, не посоветуешься. Осталась лишь светлая память, которая воскрешает родные образы и греет душу.
Сердце замирает в объятиях грусти, словно сон летят воспоминания. Так хочется, как в детстве, насладиться воздухом родных мест, постоять под белоствольными березками, погладить их шершавые стволы, услышать соловьиную трель, увидеть хороводы одуванчиков и цвет васильковый, первый лучик утра и первую звездочку в вечернем небе, вдохнуть полной грудью пьянящий аромат белого налива, послушать, как в ночной тишине спит родная деревня, насладиться чудным запахом сена, сердцем коснуться родной земли. Поэтому как музейную реликвию бережно хранит его семья все, что связано с этим домом, с родной деревней. Посетив кладбище, пройдясь по пустынной одинокой улице, он возвращается в Лоев воодушевленным, напевая любимые строки:
«Деревенька-душа! Ты прости, я с тобою!
Видит Бог: не хотел торопить лошадей…
Я скажу, не тая: «Мое сердце порою
Замирает в тоске все сильней и сильней…»
Текст и фото
Натальи Апанасенко, «ЛК».

0

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.